huge
288 заметок
терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
заяижопа
Творческий дуэт с моей женой.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Слова там всякие.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
буклет
я
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
религия
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
ребенок

Десять Признаков Эффективной Интерпретации

3 месяца назад в категории практика

Когда терапевт открывает рот, оттуда доносятся «интерпретации». У каждого молодого специалиста стоит вопрос эффективности (к старости, к счастью, эта надоедливая эрекция пропадает). Как сделать интерпретацию топовой, повысить её преобразующую силу?

Есть разные виды интерпретации, для простоты можно выделить два: поддерживающая и преобразующая. «Потенциально преобразующая», терапевты не всесильны и по-настоящему Преобразующую Интерпретацию выдают раз в жизни (клиента).

Поддерживающая интерпретация, практически не отличимая от «активного слушания» служит одной цели: дать клиенту убедиться, что терапевт не спит и даже следует за нарративом близко к тексту. Она эффективна, когда достигла этой цели, и больше ничего от неё не требуется.

Преобразующая (если предыдущая была поддерживающая, то эта, выходит, фрустрирующая) обладает следующими свойствами:

1. Она должна быть долгожданной (причём со стороны клиента, если терапевт не может утерпеть, чтобы не сказать клиенту, какой тот ____, то это не оно). Достигается это по-разному. Одна моя клиентка сказала, что я за всё время терапии ей ничего не сказал, и что она помнит всё, что я ей сказал. (Просто этого было так мало!). Никогда так не делайте.

2. Она должна требовать работы по пониманию. Это не значит, что она должна быть сложной, скорее, необычной или непривычной («Вот ваш чёртов жук», — как говорил Юнг). Достигается это по-разному: двойное дно, полость внутри с другой начинкой («троянский конь»), использование образного языка (метафоры там всякие) и парадоксальных высказываний. Как говорит молодёжь, «сначала не понял, а потом как понял!». В конце концов, она может быть просто новой. Я слышал, есть люди, которые плохо воспринимают новое, так что этого им уже достаточно. Или, если мы о метафорах, интерпретация должна быть как конфета в упаковке: не только для того, чтобы руки не пачкались, но и для радости разворачивания. Подарки, очевидно, заворачивают в скотч не для того, чтобы спрятать, а для того, чтобы вы помучились с разворачиванием. Говорят, женщин для этого же наряжают.

Вся эта работа в случае с интерпретацией увеличивает шансы, что клиент с ней повозится и у него будет время рассмотреть её получше. Это так же значит, что как минимум она должна быть хорошо сформулирована (а у терапевта подвешен язык).

3. Она должна быть сшита на материале заказчика (а не на теории). Улик должно быть собрано достаточно, чтобы разговор шёл про клиента, и отвертеться было уже нельзя. Это тривиальное свойство ведёт нас к самому главному: она должна вязать.

«Терапевт вяжет» — это мой внутренний мем, в нём есть и «почему волк не ест бабушек?» (они вяжут во рту) и «религия» (которая происходит по одной из версий от лат. religare — «связывать»), а терапевт, как фигура, несомненно, религиозная, делает то же: превращает мир клиента в более связанный. Тут и Анна Фрейд, которая вязала на терапии (шерстяные изделия). Бред, кстати, тоже «несвязанный» и вообще там метафор расщепления полно, противоположностью чему как раз является связывание («интеграция»).

Это же отвечает на вопрос, откуда в голове клиента берётся что-то новое: новое — комбинация старого, просто причудливо связанного. Терапевт не ставит заплатки из ниоткуда, скорее, сшивает дыры (ну или пересаживает волосы с жопы, эта метафора у меня уже была).

Данный пост, разумеется, шутка, на этом месте автору обычно надоедает, а читателю предлагается придумать остальные семь признаков самому. Тем не менее, шутить над эффективностью терапии и не упомянуть терапевтическую беспомощность было бы дурным тоном.

Очевидно, не бывает одной преобразующей интерпретации, вязание состоит из множества петель, нельзя единым мощным движением связать шарф. Раньше была картинка про draw the rest of the fucking owl, теперь вот эта, отражающая происходящее на терапии более детально:

Даже если и случается, что клиент Всё Понимает, то происходит это как в анекдоте «Купил пять булок — не наелся, купил один калач — наелся, надо было сразу калач брать», когда последняя (крайняя) интерпретация ломает клиенту спину, как соломинка верблюду. (Иногда даже роль булок выполняют терапевты, которых клиент меняет).

Также очевидно, что верблюд должен не брыкаться, когда на него накладывают солому, каждая петля вязки должна надёжно закрепиться. Клиенты же отвергают интерпретации направо и налево, поэтому пункты «она должна быть долгожданной» и «она должна требовать работы по пониманию» увеличивают шанс принятия. То, что добыто с трудом, ценится больше.

Способы, которыми клиент может отвергать интерпретации, обширны и изворотливы, вспоминается анекдотический случай, когда у меня завёлся не русскоязычный клиент, и меня спросили, не мешает ли это терапии, на что я ответил, что язык ещё никому не мешал не понимать терапевта.

0

Нарциссическое величие

5 месяцев назад в категории нарциссизм

— После прошлого поста многие спрашивали, что такое величие…
— Не пизди, никто не спрашивал!

Начну с середины. Тема величия часто поднимается в терапии нарциссов — и почему-то истории России. Исходя из опыта терапизирования, проблемы с «истинным» величием у нарциссов состоят в следующем:

1. Величие является побочным продуктом. Нельзя достичь величия, ставя его своей целью. Нельзя достичь просто величия («Мне бы Нобелевскую премию, не важно, в чём»). Нарцисс (сферический) этого не понимает, поэтому достигает-таки величия. Разумеется, оно оказывается имитационным.

2. Кажется, истинного величия можно достичь, занимаясь чем-то своим, реализуя свою, простите, Самость. Плюс везение. То есть, человек делает что-то, что ему «нравится», и потом неведомым чудом его продукт куда-то попадает и, как говорят гештальтисты, будь они прокляты, «отзывается чем-то своим» у людей. Нарцисс пытается исключить везение, если конечная цель — в том, чтобы попало и понравилось, и тогда будет величие, значит, надо достигать сначала этого. Разумеется, в желании понравится это «что-то своё» и теряется. Конъюнктура не может быть великой. Человек должен быть «собой» — и при этом нравится. Это ли не везение?

3. Кажется, оценивать величие могут только другие, оно же в них должно отозваться. Более того, величие — это что-то, что даётся постфактум, иногда постмортем. «Отозваться чем-то своим» может сразу, быстро и громко, но тогда это называется «троллинг» (искусственное вызывание эмоций). Истинное величие же познаётся в масштабах времени. «Время показало, что». И здесь тоже надо какую-нибудь гадость про нарцисса сказать. Ну, например, нарцисс не хочет «потом», величие ему нужно при жизни, оно ему нужно, как сама жизнь (потому что величие и есть жизнь).

Короткое обоснование:

Под величием я понимаю «что-то, вызывающее глубокое уважение и восхищение». Очевидно, есть и «самоуважение», и нет ничего плохого в том, что человек сам вызывает у себя уважение, а вот насчёт восхищения я бы подумал, но в принципе, тоже можно. В общем-то, ничего не мешает человеку сказать самому себе «я великий» («ай да Пушкин! ай да сукин сын!»), на этом успокоиться и закрыть тему. Нарциссу само-уважение недоступно по определению (у них нарушенная само-сть).

Если же мы рассматриваем величие как уважение других, то пункт 3 становится очевидным.

Пункт 2 верен, если мы предполагаем, что другие люди — здоровые гуманисты и уважение у них вызывает аутентичность («что-то своё»).

Пункт 1 таким образом тоже верен: величие — это возможный побочный продукт этой самой «Само-реализации».

Вывод: неутешительный. «Делай, что должно, и будь, что будет». Если под «должно» мы понимаем самореализацию, а «будь, что будет» — признание того, что может и не повезти, и величие никогда не наступит. Да и нужно ли оно вообще?

Если же ты нарцисс, то вывод несколько другой: нарциссам «на самом деле» нужно просто уважение, не обязательно глубокое и не обязательно восхищение. В каком-то смысле нарциссизм — это травма неуважения, и они пытаются гиперкомпенсировать не полученное (конечно же, в детстве) уважение величием (гипер-уважением). Часто это формулируется, как «стану великим — будут любить», уважение же — это необходимая и большая часть любви.

«Уважение — это не опасение и не благоговение; оно предполагает (…) способность видеть человека таким, каков он есть, осознавать уникальность его личности. Уважение исключает использование одного человека в целях другого. Я хочу, чтобы тот, кого я люблю, имел возможность развиваться по-своему, а не ради того, чтобы служить мне. Если я люблю другого человека, я чувствую своё единение с ним как с таковым, каков он есть, а не с тем, кто нужен мне как объект, которым я пользуюсь».

(Эрих Фромм, «Искусство любить»).

Уважение, к слову, происходит от польского uwaga, «внимание». Поэтому когда говорят, что «нарциссу нужно внимание», речь идёт всё о том же.

Но не обязательно быть великим, чтобы получить всего лишь обычное уважение, для этого достаточно быть просто человеком среди человеков, разделяющих светлые идеалы гуманизма.

И о России (appendix):

Россия получила нарциссическую травму, когда распался Советский Союз и империя перестала быть великой (как минимум в собственном восприятии). Она, несомненно, хочет уважения, но за недостатком других способов, выбрала абсурдную формулу «боится, значит — уважает». Страх и любовь мало совместимы, но страх хорошо совместим с абьюзом, «бьет — значит, любит». Формула «нравится — не нравится, терпи, моя красавица», озвученная Путином по поводу Украины — это формула абьюзера. Удивительным образом, остальные соседи тоже не любят Россию за традицию по любому поводу вводить танки (Финляндия, Польша, страны Балтии, Грузия, Чечня, вот теперь Украина).

Может быть, Самость России состоит в том, чтобы быть военной империей, тогда ей не повезло (такое почему-то не любят).

0

И о великой русской культуре

5 месяцев назад в категории людишки

Мне нравится определение, что культура — это вся не биологическая деятельность человека. Оно хорошее в том числе и с точки зрения эволюции: сейчас эволюция человека идёт за счёт культуры гораздо быстрее, чем за счёт биологии.

Человек погружен в культуру постоянно, как рыба в воду. То, как он здоровается — это культура. То, что русские неулыбчивые — тоже, и тысяча подобных мелочей. Человек испытывает страх — это биология, то, как он с ним справляется за пределами трёх F — это уже культура.

Искусство — тоже культура. И «наше всё» Пушкин тоже, вот тут и есть подмена: берётся маленькая и довольно неактуальная уже частичка, пусть даже выдающаяся, и объявляется всей Великой Культурой.

(К слову, «Евгения Онегина» я впервые понял, когда послушал его на английском в исполнении Стивена Фрая. Оказалось, что это роман про обычного московского хипстера, а в стихах потому, что Женя — солнечный пиздодуй, как у московских хипстеров принято, поэтому рассказ о нём просто не может быть в прозе. Тут же стоит признать, что это всё довольно местечковое, читать про московских хипстеров прошлого остальному миру не так интересно, как русским хотелось бы. «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей» — чисто русская дилемма о том, не западло ли пацану подтираться. Другой великий культурный деятель — Пелевин — делает то же самое: описывает русскую жизнь, метко и злободневно, но никому за пределами России это вообще никуда не впилось).

Если мы берём только литературу, то романы про «попаданцев», в которых герой возвращается в прошлое и помогает товарищу Сталину сделать страну великой — тоже культура, и таких произведений тысячи. Это Пушкин один, а таких — тысячи, и читают их побольше.

Но не одной литературой жив человек. Русская культура — это ещё и уголовная феня и «понятия», ставшие мейнстримом. «Мочить в сортире», вот это всё. Гомофобия — это тоже великая русская культура. Петросян — это тоже великая русская культура (а не армянская). Малышева — тоже. Я жил в Москве, и однажды сосед по лестничной клетке где-то после трёх лет проживания рядом не открыл мне дверь, когда мне надо было разменять тысячу, сказал «здесь вам не касса». Это тоже культура. Может, он после этого сразу пошёл Пушкина читать, я не знаю.

У меня есть шутка, когда я перечисляю всякие гадости, и в конце добавляю «люблю жизнь во всех её проявлениях». У Louis CK есть похожая шутка: он утверждает, что жизнь — говно, просит зрителя представить самую ужасную вещь и говорит, что эта вещь есть в жизни. Так и с культурой. («Вся не биологическая деятельность).

Если не совершать подлог и не считать культурой только самые лучшие её проявления, то окажется, что русская культура — вещь довольно неприятная для «ежедневного использования». Более того, если рассматривать пиковые проявления поближе, то Достоевского чуть не расстреляли, Пушкина царь не жаловал, Толстого предали анафеме, Серебряный век вообще весь плохо кончил, то есть, обыденная русская культура не очень-то великую русскую культуру жаловала, мягко говоря, и это взаимно: «великая русская культура» в корне своей русофобская («Прощай, немытая Россия»), стоит только копнуть поглубже.

Это нормально, даже один человек противоречив, а тут целая культура, ненормален же подлог: людям, которые не знают, что такое культура, объясняют, что их культура великая. Это, кстати, тоже абузерская тема: вообще мучает, а вот вчера букет подарил, событие. Значит, хороший.

Я даже не беру какие-нибудь «имперские амбиции» и прочие эмоционально сейчас заряженные вещи, и без них материала достаточно, и если разбирать всю не биологическую деятельность русских и попытаться ей дать какую-то средневзвешенную оценку, но никаким величием там не пахнет. Пахнет, но не величием.

Я думаю, и не должно. С чего вообще культура должна быть великой? («Когда б вы знали из какого сора...»)

Вопрос риторический, возвращает нас к нарциссической травме России, дальше банально.

0

Лимб — еще не предел!

5 месяцев назад в категории людишки

Где-то в России по телевизору кто-то сказал (я видел клип в интернете), что Украинцы не хотели делиться рецептом борща, это и есть самый настоящий нацизм. Нет, я не шучу. Мария Захарова сказала.

И я вспомнил, что давно хотел рассказать, как на терапевтическую группу приходили две клиентки, которых можно было назвать пограничными. Ну и что аналогия, конечно, полная: Россия — клиент с пограничным расстройством личности. Мысль банальная, но кто с ними работал, тот Всё Поймёт без дальнейших слов и дальше может не читать.

Вторая клиентка, скажем, Варя, умудрилась настроить против себя группу на первой же (приветственной? welcoming?) сессии, после которой группа решила расстаться с участницей (или наоборот?). Варя сразу зашла с позиций «все враги» и тут же перешла к нападению. Это был первый случай в моей практике, чтобы кандидат устроил такой ажиотаж на первой сессии. (Обычно всё очень деликатно, группа всё-таки терапевтическая, и в первые слабые конфликты новенький начинает вступать через полгода сам, дедовщины и коррупции почти нет).

Первая клиентка, скажем, тоже Варя, продержалась подольше, и в первый раз сорвалась по-моему как раз на борще. (Написав, я навёл справки, это был другой суп). В рамках не терапевтического разговора («в курилке») Варя поделилась своим рецептом, люди — своими. Этот факт Варя восприняла так, что её борщ и её саму здесь принижают. Делясь своими рецептами. Которые отличаются от её рецепта. Следовательно, он плохой. Превосходство одного рецепта над другим — это ли не нацизм?

Дальше какое-то время группа обходилась с ней максимально нежно (насколько могла, они же обычные люди), но несколько раз случалось примерно то же самое: у клиентки что-то щёлкало внутри, она выбирала любое слово или жест и начинала трактовать это, как нападки. И атаковала в ответ. У группы несколько раз получилось это всё пережить, много раз объяснить, что мы не это имели ввиду и помириться, но однажды нападки стали невыносимыми, и клиентка ушла.

Вы же понимаете, на что я намекаю? Во-первых, «прекрасное совпадение!», если про борщ. А в целом, ситуация «кругом враги» понятна, тем более, что кругом — не терапевтическая группа, а злые вражеские государства. Это другое. Хотя, конечно, идея «а вдруг кругом не враги, а просто люди» совершенно революционная. Нет, без шуток и сарказма — революционная.

Этим, к слову (внезапно!), мне не нравится «Стокгольмский синдром». Мол, «у россиян — Стокгольмский синдром». Во-первых, в рамках импортозамещения пусть он будет «Воронежским». Во-вторых, это всё равно некорректно. Нет у них этого синдрома. Когда говорят «Стокгольмский синдром», обычно подразумевают ситуацию, когда «нормальный» человек попал в Стокгольм, ему там так понравилось, что обратно уже не захотелось.

В случае с «нарушенными» людьми, они родились в Стокгольме и ничего другого не видели. Покинуть Стокгольм они тоже не могут. «Попасть» в Стокгольм — тоже. Поэтому не синдром.

Я как-то писал, о людях, у которых чего-то нет. В данном случае — нет идеи о том, что кругом не враги, поэтому дорасти до неё, но не на уровне «да, есть такая идея, но это фуфло», а на уровне «рискнуть попробовать пожить с этим». Сделать так — действительно занятие революционное (и опасное, вдруг все-таки враги).

(Справедливости ради, концепция «дружбы» существует, но она тоже «пограничная». Так, например, мама моего клиента огрела бывшую подругу табуреткой, как только та стала «предательницей», то есть, сделала что-то, что ей не понравилось).

Отдельная большая боль — что маман моя, царствие ей небесное, тоже вполне себе была человеком с пограничной организацией личности, и все эти фокусы я знаю с детства (и выработал противоядие). Участницы, к слову, как сейчас модно говорить, «стриггерили» многих людей в группе, у которых тоже были мамы, но меня — нет (ибо духовно порос я до неведомых простым смертным вершин, прошел терапию и похоронил маму, во всех смыслах).

Само название «пограничный» пошло от «borderline» и по смыслу должно было переводиться, как «находящийся на грани»: туда записывались люди, которые не настоящие сумасшедшие («психотики»), но почти-почти. Находиться в этом почти-почти состоянии они могут сколь угодно долго, не переходя границы и не попадая в Украину.

Вот ещё слово хорошее: лимб (лат. limbus — рубеж, край, предел). «Вы находитесь здесь».

Что бесило (ещё до того, как я окончательно порос) больше всего: родная жена считала родную мать человеком нормальным. Я рассказывал, конечно, всякие безобидные истории из детства (ну, вроде таких, что мне, когда я был ребёнком, не устраивали на дни рождения праздники, потому что «много мороки», это правда самые безобидные), Катя сначала не верила, потом спрашивала у мамы, а та совершенно спокойно подтверждала, потому что «ну а что такого?». Спустя годы, наконец, дошло.

Продолжая аналогию: Хомак очень обиделся на Шульман, за то, что она сказала «правы оказались все городские сумасшедшие». Наверное, не только он. Были и другие люди, которые много лет кричали «да вы что, она (мать моя, родина) ебанутая!», а все вокруг не верили.

Но она не ебанутая. Она «на грани». Это, вообще, довольно интересно, хотя и страшно, наблюдать, как «здоровые» люди долго не могут понять, что «пограничные» — это отдельная категория (часто используемая, как «остальное»), как раз потому, что «ни рыба — ни мясо».

То же относится и к «полубреду», в котором пациент находится. Госпитализировать рано, ещё не полный бред, может он просто шутит? Нет, человек не шутит. Более того, полубред-то прочно укоренён в реальности. Например, я сразу понял, почему Зеленский наркоман — потому что за легализацию. Нацисты, разумеется, в Украине тоже есть — потому что есть (целый полк!). Русский язык действительно притесняют, потому что не все говорят по-русски (а у нас — все). Запад, естественно, нападает на Россию и вводит санкции, потому что хочет задушить — и это правда. То, что он делает это в ответ?.. Ну, конкретно этот незначительный кусочек может и выпасть, к тому же его надо ещё доказать, но в остальном-то всё верно.

Всё это — не коварный обман и не «пропаганда, в которую сам же и поверил», это просто такой самобытный способ мышления.

Один из моих любимых реальных записанных диалогов, например:

Сижу, тренируюсь играть на губной гармошке.
— А ты почему ноты не учишь? Ну, мелодию бы разучил на гармошке, — говорит мама.
Катя опрометчиво решает поговорить:
— Так, а что он что делает?
— Ну, он одну и ту же мелодию играет, бубубу, бубубу.
— А как учат?
— .... А.... Немецкая что ли мелодия?
— Почему немецкая?
— Ну, немцы же на губных гармошках играют.

До нацизма чуть-чуть не дошли, а могли бы.

И о немцах. Вот в новостях пишут, что «Президент Германии Штайнмайер впервые признал, что попытки наладить контакты с Москвой были ошибкой». Тут, конечно, можно думать, что это двуличные западные прогнившие политики, которым нравится сидеть на игле российского газа, и они скажут, что угодно. А можно думать, что «нормальным» людям трудно распознать «пограничных».

Пока те не свалятся в психоз. Тогда все вокруг и прозревают.

0
«Таро как инструмент самопознания», курс от создателя spectator.ru

Методичка национал-предателя

Президент (вражеский) в своём интервью для жителей России (запрещённом на территории РФ) прямым текстом дал указание пятой колонне: каждому переубедить хотя бы одного россияниа, склонить его на сторону западных ценностей и/или к греховному делу пацифизма. (еще 1806 слов)

Два мира — два Шапиро

Сейчас в сфере душевного здоровья появляется много разных интересных новых названий и даже идентификаций, и, разумеется, все они мне, старому ворчуну, не нравятся. Сейчас вообще сфера душевного здоровья предлагает простые и быстрые решения, отсюда и названия такие. Вот, смотрите. (еще 708 слов)

Мой кампф и лучики добра

Нужен, наверное, программный пост на тему Как Я Писал Книгу И Понял, Что Главное — Это Друзья (и Духовный Рост), Которые Ты Получил В Процессе Путешествия. Зачем книга? Последние годы я сформулировал для себя идею проектов: «у человека (то есть, меня) должен быть побочный проект». (еще 1150 слов)

Кузнецова и лучики добра

Художественная книга как бы о психотерапии, но и не только. Фентези. По объему как первый «Гарри Поттер». (еще 784 слова)

Narcissism is a N-word

Как говорится, «у них есть день великого октября, но отмечают они его в ноябре, и так у них всё». Другой мой любимый пример: «параноидно-шизоидная позиция» не имеет отношения ни к паранойе, ни к шизоидам, как и «депрессивная позиция» не имеет отношения к депрессии. С одной стороны, их можно понять: терапевтический жаргон — это, очевидно, язык. (еще 4730 слов)

Desperate times called. They want their desperate measures back.

Был на реддите пост с фотографией собаки, которая сидит в машине с грустным лицом и подпись, что-то типа «нашу собаку предыдущие хозяева бросили во время переезда, сейчас переезжаем мы, а она просто отказывается выходить из машины». В комментариях к посту — много подобных историй от владельцев животных, причем часто там один и тот же прекрасный конец: травма переживается заново, и исцеляется. (еще 839 слов)

Язык ненависти

Я очень люблю психоанализ и психоаналитиков, правда. Никто еще не описывал глубины психики так тщательно, как они. Психоаналитический язык тоже понимаю, но к нему есть, скажем так, вопросики. (еще 1224 слова)

Vita brevis

Мне кажется, я задолжал еще один панегирик. Мама рассказывала, что нашла дневник папы и прочитала там, как его классе в шестом мать впервые назвала эгоистом и не переставая делала это класса до седьмого, пока не уверовал. В итоге сын Виталий вырос отличником учебы и опорой семьи: он не просто сам поступил в университет после техникума, став первым в роду Смирновых специалистом с высшим образованием, но и затащил туда же младшего брата. (еще 1747 слов)