как правильно
38 заметок
терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
заяижопа
Творческий дуэт с моей женой.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Слова там всякие.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
буклет
я
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
религия
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
ребенок

Как правильно работать с убеждениями

3 месяца назад в категории как правильно

Вывели с клиентом универсальную «инструкцию к терапии». На случай, если кому-то это нужно.

Как часто и бывает, у него была мечта сначала что-то поменять в голове, а потом зажить по-новому. Заговорили и про популярную «работу с убеждениями», которая выглядит логично: именно они ограничивают! Особенно эти, «ограничивающие убеждения». Ну, вы знаете.

В процессе определили, что «убеждения — это выводы о жизни, которые формулируются на основе жизненного опыта». В конечном итоге вывели чуть более сложную схему, чем «поменял убеждения — зажил по-новому», которая выглядит так: «на терапии осмысляешь жизнь, начинаешь действовать по-другому, получаешь новый опыт («тестируешь реальность»), на основании опыта меняешь убеждения». Та-дам!

Главное, что клиент остался доволен и понял, что надо что-то делать, одних усилий мысли недостаточно. Я же в свою очередь на днях увидел рекламу Экспоненциального Коучинга, который тоже (в очередной раз) предлагает «работать с убеждениями» и не выдержал.

Схема, написанная выше, хорошая и претендующая на универсальность, но есть пара «но».

Сопротивление.

«Сопротивление» (по Фрейду) никто не отменял. Клиент может хотеть и не хотеть меняться одновременно.

Чисто теоретически человека можно «переубедить» (поменять убеждения), и некоторые психологи пытаются это сделать. («Ну посмотри, всё не так плохо»). Это, разумеется, ни к чему не приводит.

Не очень понятно, почему нужно слушать какого-то там психолога, даже если и платишь ему бешенные тыщи. Отдельная большая тема — взаимоотношения с терапевтом. Я про это шучу, что нельзя просто так сказать клиенту «люби себя!», надо сначала втереться в доверие, а потом сказать «люби себя!».

Мы определили выше, что убеждения — это обобщенный (пусть даже и неправильно) жизненный опыт. Человек сам должен сделать (и закрепить) другие выводы, а для этого нужен другой опыт. Чтобы его получить, надо действовать по-другому. А как это сделать, если убеждения старые?

Более того, чтобы «изменить убеждения», нужно отказаться от предыдущих выводов, а это грозит в крайних случаях ощущением потери себя («твои убеждения — это ты сам») и огромной скорбью по упущенным возможностям («оказывается, все эти годы я пытался зря и вообще жил неправильно»), на которую не все согласны. Переживание этой скорби — отдельный большой труд и испытание на смелость.

Сопротивление можно рассматривать как естественный механизм психики по поддержанию собственной стабильности. Я обычно говорю клиентам, когда они жалуются на недостаточную скорость «прогресса», что люди тяжело меняются, но зато и тяжело сходят с ума (и это по большей части одно и то же).

Можно, например, сначала осторожно пересмотреть старый опыт. То, что считалось «нормальным», внезапно может оказаться каким-нибудь «абьюзом». Для этого терапия и «копается в прошлом», например (а не чтобы «обвинить родителей»). Опыт пересматривается с целью заподозрить, что бывает по-другому, но после этой смелой гипотезы всё равно приходится её проверять, пытаясь получить новый опыт.

Хуже того, что сопротивление часто абсолютно оправдано: можно взять нарциссическую личность и довольно быстро (ай да терапевт, ай да молодец) получить от неё типовое убеждение, типа «надо быть лучше всех», но дальше как в анекдоте:

— Давайте уберем это пиздец из вашей жизни.
— Не надо, это несущий пиздец.

Что мы можем предложить взамен? «Просто будь обычным человеком»? А зачем?

Невозможность получить новый опыт.

Новый опыт не только надо выдать, его еще надо и получить (почувствовать, осознать и переварить).

Например, есть такая штука, как Rejection Sensitive Dysphoria. Это неофициальный термин в тусовке людей со СДВГ и обозначает примерно следующее:

Rejection sensitive dysphoria (RSD) is when you experience severe emotional pain because of a failure or feeling rejected. This condition is linked to ADHD and experts suspect it happens due to differences in brain structure.

То есть, человек плохо переживает отвержение «из-за особенностей в мозгу». Потом внезапно оказывается, что эта dysphoria бывает и у людей не с СДВГ. Короче, всё, как обычно: выдумали симптом с прекрасным названием, который обозначает что-то очень простое: человеку везде мерещится отвержение.

Можно это связывать с «разницей в структуре мозга», но если «покопаться в прошлом», то почти всегда оказывается, что в детстве ребенка — вы не поверите! — постоянно отвергали.

Как мы знаем (Bessel van der Kolk, 2014), ADHD ставят направо и налево, не разбираясь, это действительно он или детская травма, ведь симптомы выглядят одинаково.

Пофыркали в сторону редукционистов, но разговор о другом. У нас с одной прекрасной клиенткой есть на эту тему анекдот:

Приходит мужчина с похмелья за пивом, а ларек закрыт и висит табличка: «Пива нет».

— Вот же суки, — говорит мужик. — Написали «пи-и-и-ива не-е-ет» (издевательским тоном). Не могли, что ли, нормально написать: «Пива нет!».

Про это же есть мемы, типа «Ты почему мне «доброе утро» без сердечка написал?».

Существует также популярная идея, что в самой терапии человек получает опыт безопасных отношений (если ему он вдруг нужен). Это значит, что чем бы клиент и терапевт ни занимались на сессиях, это всё не важно: главное — что клиент получает хорошее отношение, может быть впервые в жизни. Хоть посмотрит, как оно выглядит!

Звучит прекрасно, но люди, не имеющие определенного опыта, просто не могут его распознать, потому что им везде мерещится «пи-и-ива нет». Нельзя просто так взять и получить «новый опыт». В том числе и для этого нужен терапевт: он не только позволяет получить новый опыт, но и может сказать: «Вы, конечно, не поверите, но вы только что получили от меня опыт принятия. С вас пять тысяч».

Проблема не в убеждениях.

Бывает и так: никаких «обдуманных» установок, которые можно сформулировать словами, просто нет.

Это мне напомнило вот что:

«Тогда как оценка других расстройств личности с точки зрения когнитивной психотерапии сосредоточена на типах автоматических мыслей пациентов, шизоидное расстройство личности часто отмечается недостатком автоматических мыслей. Часто шизоидного пациента трудно заставить указать хотя бы на одну их них».

Аарон Бек «Когнитивная психотерапия расстройств личности»

Клиент не имеет простых высказываний, типа что «деньги это плохо, потому что папа так говорил», с которыми можно работать («кто тебе важнее, деньги или папа?»). Вместо этого у клиента просто необоснованные депрессивные эпизоды.

А причина в том, например, что его просто в детстве кормили грудью по расписанию, а не когда он захочет, и у него с тех пор, простите, детская травма. Или запирали в комнате и давали проораться, чтобы сам научился засыпать. Или прочие прелести «по доктору Споку».

Я не шучу, «всё так просто». Взрослый человек может час прожить без еды, потому что уже знает, что такое час и что такое еда, а для ребенка это «собачьи года». Если на этот счёт все-таки сформировалась травма, любое следующее неудобство ребенок будет трактовать в её русле, как «ну вот, опять сиськи не допросишься» и расстраиваться.

Короче, вы не поверите, но «если с младенцами плохо обращаться, из них вырастают несчастные люди».

С такими людьми можно тоже работать «с установками», и наверняка там найдутся какие-то, но все они не будут иметь отношение к главной проблеме. Впрочем, иногда клиент её может сформулировать, как «весь мир говно/неуютный/неотзывчивый», спроецировав маму на мир. Но это будет не установка, а неоспоримое всеобъемлющее ощущение.

Иными словами, работа с так называемой «травмой» и работа с «убеждениями» — вещи слабо пересекающиеся. Я формулирую это так: травма вообще вещь по определению не пережитая, а значит, не выразимая пока словами, но вдобавок к этому есть еще и довербальная травма («мама в детстве грудью не кормила»), которая еще более не выразима словами, потому что тогда и слов-то никаких не было.

Это не значит, что травму не надо пытаться выразить словами, но это сложно назвать «убеждениями».

Это всё подводит нас к простому выводу, что под «работой с убеждениями» скрывается очередной метод терапии здоровых людей, то есть, людей невротической организации.

Если рассматривать убеждения как, прости господи, «интроекции» (от лат. intro — ‛внутрь’ и лат. iacio — ‛бросаю, кладу’), то всё ещё проще: это частный случай убеждений, не самостоятельные выводы о жизни, а навязанные извне в процессе воспитания. Они невротичны «по определению» (пациент признает авторитет отца и начинает ассоциироваться с ним), то есть, «это что-то постэдипальное». Опять-таки, это максимально здоровые проблемы.

Человек растет слоями, и даже у совершенно нарушенных есть убеждения, с которыми можно радостно работать, но это самый верхних слой луковицы. Скажем, одна моя клиентка проработала с предыдущим терапевтом своё убеждение, что её «всегда били за дело». (Не говорю, что они именно этой «проработкой» специально занимались). Но «настоящая» (и не единственная) «проблема» клиентки в том, как битьё и вообще отношение в семье отразилось на её личности.

Убеждение, что «нечего хорошо жить» может быть у невротичееской личности, и тогда её легко «соблазнить» хорошей жизнью, а может быть у мазохистической, тогда всю личность придется пересматривать, но формально это одно и то же убеждение.

Вообще, конечно, одна из главных проблем поп-терапии — в том, что там смешиваются в кучу удобные концепты, которые хорошо и просто всё объясняют, без оглядки на структуру личности.

Например, жена одного моего бывшего клиента, считающая себя прошаренной психологиней, начинала искать в его поведении «вторичную выгоду», когда он проваливался в травму.

История выгоды от болезни пошла от Фрейда, когда он рассматривал невротический симптом. Бытовой пример — когда человек не может себе позволить отдохнуть и заболевает, чтобы сделать это «заслуженно» или «оправдано». Когда же у человека посттравматическое стрессовое расстройство из детства, которое время от времени триггерит, то никакого конфликта, который разрешается хитроумным способом, здесь нет. Человек просто травмированный, потому что его травмировали.

Зачем же мы с клиентом вывели эту прекрасную формулу работу с убеждениями через получение нового опыта? Чтобы он не думал, что одним усилием мысли можно все исправить.

И больше ни для чего.

0

Аффирмации

9 месяцев назад в категории как правильно

Аффирмации, кстати, работают. Как и всё остальное — в ограниченных пределах. Обычно говорят что-то типа «они работают, если в них верить», что звучит двусмысленно.

Я бы сказал, что они работают для закрепления. Буквально, affirm — это make firm, латинский корень firmus, крепкий.

То есть, человек, который, условно, «не любит себя» сначала должен проделать определенную психическую работу, понять, что он все-таки достоин любви, понять, как это вообще делать — и потом просто закреплять результат. Просто напоминать себе об этом. Аффирмировать.

Понятно, что работать дураков нет. И аффирмации пытаются использовать в качестве заговоров («магических средств достижения желаемого») в самом пошлом понимании. То есть, как способ халявно переделать реальность.

(Впрочем, заговоры тоже работают и тоже в ограниченных пределах).

Короче, эти люди как обычно  — поиск панацеи, нежелание работать, «заставь дурака богу молиться», и так далее.

Кстати, когда человек регулярно говорит что-то типа «хорошо не жили, нечего и начинать» — это те же аффирмации, и работают они прекрасно. Человек уже надежно закрепился, но надо время от времени цементировать, чтобы не дай Бог ничего не развалилось. В этом плане «аффирмации работают, если в них верить».

0

Как правильно слушать

11 месяцев назад в категории как правильно

Разговаривали на терапевтической группе о том, что люди друг друга не слышат и закономерно пришли к вопросу «А что такое вообще слышать друг друга?». Кончилось всё выяснением истины у Chat GPT. Я, конечно, допустить такого безобразия не могу, поэтому вот вам правильный ответ.

У Питерсона, вспоминать которого в приличном обществе не принято с тех пор, как он стал политической фигурой, в его книге «12» есть такой пункт: слушать других надо так, как будто ты хочешь узнать что-то новое.

Ответ в целом верный, но опасный для людей, зацикленных на «знании». Можно что-то «узнать» и продолжать быть несогласным, а можно узнать, что собеседник идиот.

В его старых лекциях (записанных еще до того, как он стал наркоманом и главой инцелов) ответ еще лучше, но многословней.

Я бы сказал, что слушать человека — значить быть готовым к тому, что разговор тебя поменяет. Это почти «узнать что-то новое», но есть нюанс: часто ничего «нового» в плане информации разговор не содержит, но ты начинаешь «понимать», а не просто «знать» противоположную точку зрения.

Почти всегда люди «понимают», примеряя сказанное на себя и свой опыт: они находят что-то (часто отдалённо) похожее в своей картине мира и решают, что собеседник говорит именно это. Ничего внутри у них при этом не меняется, разумеется (разве что уменьшается тревожность).

Слушать человека — это значит быть готовым к «расширению своего сознания», простите мой французский. Для этого начала надо понять и смириться, что сказанное человеком не впихивается в твой опыт, а потом используя воображение попытаться сконструировать внутри себя что-то до этого неведомое.

«Эмпатия», кстати, это тоже оно: умение представить себя на месте другого человека, но представлять, конечно, надо никакого не «себя». Не «я бы на твоем месте поступил вот так», а «я бы поступил точно так же, как и ты, ведь опыт у меня тоже твой, а не свой сейчас».

Самый просто способ (лайфхак!) слушать человека — представить, что ты ничего не знаешь, то есть, разговаривать с человеком не как с полным идиотом, а как полный идиот. Это, конечно, опять про «знания», но можно и так: разговаривать с человеком, как будто у тебя нет мнения по этому вопросу.

(Поэтому, кстати, слушать надо молча: если ты ничего не знаешь, то лучше помалкивать).

У терапевтов есть шутка, что надо быть тупым, ленивым и аморальным, и «тупым» — это как раз этот приём. (Ленивым — чтобы не делать за клиента его работу, аморальным — чтобы не осуждать).

Сложность состоит в том, что человек привязан к продуктам своего ума, некоторые даже думают, что это и есть они. А что у человека есть более ценного, чем он сам? Получается, что для того, чтобы слушать людей, надо ненадолго отложить в сторону своё «эго» (в понимании духовно продвинутых людей) или хотя бы «разотождествиться», и не понятно, что из этого проще.

Люди сильно дорожат своим эгом и совершенно не любят меняться, поэтому и не умеют слушать.

Тут же встает и вопрос гигиены: зачем слушать всех подряд и кого попало, вдруг — не дай Бог! — поменяешься в нехорошую сторону. Поэтому в авторитеты люди выбирают тех, кто говорит то, что им уже и так нравится и поэтому 9 из 10 клиентов просто не слушают своих терапевтов.

Хорошие терапевты клиентов слушают (за это деньги и берут), но сами целиком тоже меняются редко (мало ли какие мозговирусы эти больные принесут), зато охотно и часто пересматривают модель клиента в свой голове, что можно тоже считать изменениями. Если терапевту про вас сразу «всё понятно» и диагноз он уже вынес, значит, дальше он просто не слушает.

Как и с любовью, приходим к неутешительным выводам, что люди, обладающие в обычной жизни этим искусством, скорее исключение, чем правило, потому что «ну а зачем это им вообще?»

См. далее «Искусство слушать» Эриха Фромма.

«Слышать другого человека» — означает быть внимательным и внимательно слушать жалобы и просьбы, а также услышать людей и уважать их мнение. Это значит быть способным воспринимать и понимать то, что другой человек говорит, и отвечать на это наиболее подходящим образом.

Chat GPT

0
Мой инструмент по развитию силы воли и прививанию полезных привычек.

Как правильно хорошо пожить

Прочитал одну известную психологиню, живущую давно заграницей. В очередном посте, который должен помочь всем, она пишет: Прошлый сумасшедший год подарил мне одно правило. Ценное. Собственно, мне подарила его подруга, вынужденная бежать из-под бомбежек с двумя малышами на руках. Она сказала: «Знаешь что? Я должна немедленно придумать, как в этом п...деце можно хорошо пожить. (еще 670 слов)

Осозанность 2.0

Следующая ступень «осознанности» — это не «бытие здесь и сейчас», а понимание, какому богу служишь. Каждый человек является носителем/переносчиком каких-то ценностей, мемов, культурных кодов и наивно думает, что это «его мнение». Более того, некоторые ещё более наивно думают, что оно «правильное», и надо поскорее донести до людей и влить им в уши. (еще 618 слов)

О типизации типов

Все-таки, меня упрекнули к предыдущей заметке в навешивании ярлыков. Я, господин/ихний, амбидекстр, дальтоник, белый цисгендерный моносексуал, шизоид с аутизмом и adhd — и вдруг развешиваю ярлыки? Да никогда. Первый, самый простой ответ на вопрос «почему классификации это не классификации (людей)» дал Юнг, потому что с него всё и началось. (еще 784 слова)

Как правильно страдать (по пустякам)

Четыре года назад я писал заметку «как правильно страдать». Как и обычно, мысли там размазаны богато, как красная икра в гостях. Так делать не надо, «один пост — одна мысль» является секретом популярности. В общем, страдания тогда делились на бытовые («всякую ерунду») и экзистенциальные («нормальные, настоящие страдания»). (еще 379 слов)

Методичка национал-предателя

Президент (вражеский) в своём интервью для жителей России (запрещённом на территории РФ) прямым текстом дал указание пятой колонне: каждому переубедить хотя бы одного россияниа, склонить его на сторону западных ценностей и/или к греховному делу пацифизма. (еще 1806 слов)

Как быть неполезным

Люди, вылечивающиеся от нарциссизма, часто страдают на тему полезности-нужности. Первая очевидная подмена именно в этом: человек хочет быть важным (сначала — для родителей), и решает вместо этого быть полезным. Встав на путь выздоровления, такой человек может начать хотеть быть не «нужным» и косо смотреть на всякую нужность. Но дело не в ней. (еще 431 слово)

Как жить с шизоидом

Меня, как самопровозглашённого специалиста по шизоидам, спросили, как с ними вообще жить. Вопрос был в духе «на их крупицы внимания подсаживаешься и сходишь с ума», на что я сразу же, не глядя, предположил эмоционально недоступного отца. И угадал. (еще 193 слова)

What is love-3

Как минимум одному человеку — хотя в таких случаях пишется «многим из вас» — интересно, как я выкручусь про третий сорт любви — и не облажаюсь. Все очень просто: третий вид любви как раз самый простой и понятный — потому, что несуществующий! Значит, мы остановились на том, что есть любовь-обладание, когда хочется иметь и брать. (еще 2943 слова)

What is love-2

Первый вид любви (описанный в прошлой заметке) Фромм называет «любовь по принципу обладания» и считает совсем стремным видом. Как легко догадаться, под этот вид подпадает вся романтическая любовь, почти все, что в современной популярной культуре считается любовью и почти все, «чего хотят женщины». (еще 2267 слов)