терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
заяижопа
Творческий дуэт с моей женой.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Слова там всякие.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
буклет
я
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
религия
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
ребенок
backward2 forward3

Desperate times called. They want their desperate measures back.

1 месяц назад в категории терапия

Был на реддите пост с фотографией собаки, которая сидит в машине с грустным лицом и подпись, что-то типа «нашу собаку предыдущие хозяева бросили во время переезда, сейчас переезжаем мы, а она просто отказывается выходить из машины».

В комментариях к посту — много подобных историй от владельцев спасенных животных, причем часто там один и тот же прекрасный конец: травма переживается заново, и исцеляется. «Мы не бросили кота, как предыдущие хозяева в аналогичной ситуации. Теперь он стал гораздо более расслабленным и ласковым».

В терапии, разумеется, все так же, с единственным отличием, что некоторые люди чуть посложнее.

Где-то в это же время читал пост одного мужского терапевта, который весь такой, ну вы знаете, очень деловой и логический. Дескать, я отлавливаю свои баги, и когда триггерит моя травма, беру себя в руки, разбираю негативные уставновки и успокаиваюсь. Сталкинг. Работа над собой. Способ, конечно же, реально рабочий, очень когнитивный и поведенческий.

В комментариях к посту — другая популярная терапевтка, которая отреклась от гештальта и пошла в психоанализ. Она пишет, что бывает по-другому и это то, о чем Кернберг говорит, что «психоанализ выходит за рамки разумного» — или что-то подобное. Разумеется, она говорит о спонтанном переживании и излечении травмы — как это делают собаки.

Имеем два разных способа, и у меня есть ощущение, что это «за гранью разума» имеет имидж более «крутого», и меня какое-то время занимал вопрос, так ли это.

Назовем их «катарсический» и «разумный».

Минусы «разумного» способа понятны: можно легко попасть в состояние, которое я называю «игра в осознавашки», когда клиент получает все больше и больше психологических знаний и даже все больше и больше инструментов, и жизнь не налаживается.

Или, как говорит один мой клиент, «я это все понимаю, но почему-то все равно испытываю неприятные эмоции».

Я считаю, что в чистом виде «разумный» способ можно применять только в качестве «финальной шлифовки», в самом конце терапии. Примерно про это у меня есть шутка, что медитация помогает от всего, а терапия помогает ответить на вопрос, почему ты не занимаешься медитацией. Когда клиенты меня спрашивают, что же им делать, я обычно даю этот ответ: заниматься сталкингом, отслеживать свои мысли и прочий КПТ-шный шлак, который в целом работает.

Просто на текущем этапе это им никак не помогает (но зато со временем они перестают спрашивать). Если человек «все понимает», но что-то не делает из-за эмоций, значит, задача терапии тут банальна и затаскана: сталкиваться с эмоциями, которые мешают, и переживать их до тех пор, пока не перестанут мешать. Но ответить на вопрос «что же мне делать?» как «продолжать ходить на терапию и переживать» тяжело: это выглядит как издевательство.

Люди подкованные, разумеется, уже видят, что это проблема «делать — быть»: не надо ничего «делать», надо просто «быть», процесс переживания — это процесс бытия, нельзя просто так сесть и «начать переживать».

Да, если свести все к алгоритму, то действительно «делать» надо вот что: следить за своими неосознанными реакциями и осознанно вмешиваться в автоматизмы. Но, как в анекдоте про искусственное осеменение, «А поцеловать?».

«Катарсический» способ интересней.

Здесь предлагается создать такую среду, чтобы клиент мог впасть в детство («регрессировать»), и пережить все заново, «по-настоящему». Есть даже теории, что кушетки нужны именно для этого (на самом деле нет) и сравниваются с материнским лоном (на самом деле да, сравниваются). А что если клиент не может регрессировать? А вдруг он достаточно здоровый, чтобы так не делать? Вдруг он держит себя в руках?

Нюанс состоит в том, что собаке, которая сидит в машине и не уходит, нельзя сказать «да ёлки, Тузик, расслабься и выйди, все будет хорошо»: она, конечно, как-то понимает язык, но не может посмотреть на себя со стороны, не может представить себя выходящей из машины.

У собаки нет этой штуки, которая может следить за неосознанными реакциями и вмешиваться. А у человека есть. Она так и называется — человек. Получается, что для «катарсического» способа нужно или усыпить внимание этой части, или эта часть должна быть слабой и больной.

Психоаналитики просто любят сильно больных людей. Многие так и пишут, мол, подобные процессы в психике есть и у более здоровых людей, но гораздо в более слабом виде, и поэтому зачем их, скучных, в книге описывать. Психоаналитическое дрочево происходит по поводу сложных случаев. Это не значит, что эти случаи лучше. Людям худо, а хуже — это не лучше! Терапевт, который говорит, что создает атмосферу для регрессирования, так же ограничен в своем репертуаре, как КПТ-шник, но по-другому.

Я, разумеется, будучи сложным случаем, тоже переживал: когда-то я понял, что лучшая терапия будет, если меня обложат подушками и одеялами, может быть даже соску дадут, а я буду брыкаться, вырываться и капризничать, а терапевт будет терпеть. Разумеется, подобная терапия невозможна: а «умище-то, умище куда деть»? Что ж теперь, я не выздоровею никогда?

Текущий вывод — «да и хрен с ним». Несмотря на то, что лечить супер-больных круто, кто-то должен лечить и нормальных людей. А нормальных надо лечить нормально, безо всяких этих ваших!

Немного поразмыслив, понимаешь, что прекрасный промежуточный способ работы с нормальными полуздоровыми людьми — это работа с фантазиями. В таком случае мы обращаемся к внутреннему субъективному миру, а не просто коучим клиента «делай раз-два-три», и при этом можем позволить себе всякие глупости. Например, клиент может вслух пофантазировать, что его надо обкладывать подушками, а он будет брыкаться. Это как сексуальные фантазии: их не обязательно исполнять, но так приятно ими делиться.

0
Смотри также Еще в категории

Идеальный клиент-2

Как вы поняли из предыдущего выпуска, главное необходимое качество клиента для терапии — это платежеспособность. Была гипотеза, что главное качество клиента — это терпение («в следующем выпуске будет про то, чтоб не ускакать в закат раньше времени и позволить бессердечным некомпетентным людям морочить тебе голову и дальше»), это совершенно справедливо, но на этот счет у меня есть шутка, что нам все эти годы врали, терапевт и есть пациент.

Charm, The, third time’s

Судя по всему, 8 месяцев работы с третьим терапевтом пошли мне на пользу не так, как я ожидал. (Ожидал я большего). Первый терапевт был психоаналитик (настоящий, член IPA), эту терапию я считаю самой главной. Вторая терапевт была среднячком, основное, что я вынес, была мысль «если даже терапевт меня не понимает, то что от мамы ожидать».

Говно ли я

Это стоит рассказать отдельно, уже несколько людей спрашивали меня про «шизоида—нарцисса» и можно ли им быть, или что-то в духе «я читаю и нахожу у себя всё».

Narcissism is a N-word

Как говорится, «у них есть день великого октября, но отмечают они его в ноябре, и так у них всё». Другой мой любимый пример: «параноидно-шизоидная позиция» не имеет отношения ни к паранойе, ни к шизоидам, как и «депрессивная позиция» не имеет отношения к депрессии. С одной стороны, их можно понять: терапевтический жаргон — это, очевидно, язык.

Не смешно, зато про жопу

Люди в терапии делятся на два типа: у одних все есть, у других чего-то нет. «Все есть» — это не про дом, машину и жену, а про всякие психические области. «Все винтики на месте», если опускаться совсем до бытовых метафор. При этом такие люди вполне могут быть «сломаны» — скажем, шестеренка погнулась, можно распрямить.

Язык ненависти

Я очень люблю психоанализ и психоаналитиков, правда. Никто еще не описывал глубины психики так тщательно, как они. Психоаналитический язык тоже понимаю, но к нему есть, скажем так, вопросики. Возникновение его я вижу так: самые понятные метафоры — телесные/инструментальные. Я дошел до мысли.

Как прорабатывать проблемы

Нахожу идею, что «к духовному/психическому специалисту идут люди с той проблемой, которую он сам у себя проработал» крайне наивной (как и саму «проработку»). (Идея, кстати, не только психологическая, в астрологии, например, есть проработка сложных аспектов. Как прорабатывать — никто не знает, но точно известно, что если у тебя тяжелые аспекты, то расслабляться нельзя).

Eat shit

Теперь я хотел бы обсудить ряд практических соображений относительно анализа нарциссических пациентов. Мощное сопротивление в их анализе вызвано высокомерной всемогущественной установкой, которая отрицает всякую потребность в зависимости и связанные с нею тревоги. Такому поведению часто свойственна высокая повторяемость, и нарциссические пациенты используют разнообразные его варианты.

Шмеринос

Видели ли вы футболку с надписью «1N73LL1G3NC3 15 7H3 4B1L17Y 70 4D4P7 70 CH4NG3. — 573PH3N H4WK1NG»?