терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
заяижопа
Творческий дуэт с моей женой.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Слова там всякие.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
буклет
я
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
религия
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
ребенок
backward2 forward3

Юнгианство (идеология)

5 месяцев назад в категории буклет

Клиническая практика психотерапии лишь уловка, насколько возможно предотвращающая нуминозный опыт.
Карл Юнг[1]

Проблема с юнгианством — в том, что у нас есть два Юнга: Юнг публичный (психиатр) и Юнг глубинный (пророк). Сам Юнг любил глубинное больше, чем поверхностное, отсюда можно сделать простой вывод, который из этих Юнгов более важный для самого Юнга.

Ричард Нолл в книге «Тайная жизнь Карла Юнга» писал:

...историческая очевидность убедила меня в том, что Юнг сам верил в то, что он является религиозным пророком, наделенным необычайными силами. Я также уверен, что несмотря на наличие множества профессиональных масок (врач, психотерапевт и общественный критик), он сознательно посвятил свою жизнь поощрению развития религиозного сообщества, центром которого была его личность и его учение. Таков был его призыв и многие из самых ранних последователей, окружавших его в Цюрихе в годы Первой мировой войны, пошли за ним потому, что верили, что он был «новым светом», харизматическим пророком новой эры. В последующие годы, после изучения античных мистериальных культов и алхимии, Юнг открыто заявлял многим людям, что он и те, кто следуют его методам, призваны стать искупителями Бога. «Он говорил о своей миссии», — сказал Ойген Болер, швейцарский ученый, близко знавший Юнга с 1955 г. — «Он рассматривал свою жизнь как миссию, как служение функции сделать Бога сознательным. Ему надлежало помочь Богу сделать себя сознательным, причем не для нашего блага, а для блага самого Бога». Я уверен, что в этом сердцевина того, что представлял из себя Юнг. Большинство людей, считающих себя юнгианцами, не будут против этого возражать, а многие открыто признают свое участие в подобной мистерии. Лишь у тех, кто обеспокоен тем, как это отразится на восприятии публикой их мирской профессиональной принадлежности, которую они тотемически связали с именем Юнга, будут серьезные оговорки.

Питер Кингсли в книге «Catafalque: Карл Юнг и конец человечества» пишет про приоритеты Юнга что-то похожее:

Его жена, всегда главная его опора и защитница, была крайне резка в своем наблюдении, что его вообще не интересовали люди, «если только они не проявляли архетипы»: то есть не давали проявиться чему-то большему, чем человек, чему-то нуминозному.

И язык самого Юнга был столь же прямым. Люди, входившие в его жизнь, заботили его, только если у них было что передать, рассказать, показать из мира сакрального. «Как только я видел их насквозь, магия исчезала». Как он объясняет, эта даймоническая сила безжалостно и безлично решала, кто будет представлять для него интерес – и как долго.

Сам я считаю Юнга последним настоящим пророком — или первым, смотря с какой стороны посмотреть. Жижек полагает, что будущее западной цивилизации — за буддизмом, я думаю — что за юнго-буддизмом (что бы это ни значило).

Тайная жизнь Юнга становится известной только сейчас (с публикацией «Красной Книги»), и неизвестно сколько времени займет ее осмысление, одно можно сказать точно: общество центрирует любое «сумасшествие». Что Пифагор интересовался нумерологией мы еще можем простить (древним грекам прощалась даже любовь к мальчикам), интерес Ньютона к алхимии исчез из его биографий очень быстро, то, что Декарт запер себя на несколько дней в одиночестве, у него начались видения и сны, в одном из которых к нему явился Бог и рассказал о научном методе, мало кто знает. Ну это уже совсем уже не прилично (научный метод не является научно проверенным, о, ирония[2]).

Вернемся к более практическим соображениям. Чтобы объять Юнга, надо быть таким же огромным, как он. Многие юнгианцы берут маленькие кусочки и копаются в них. С одной стороны, это может выглядеть, как углубление в тему, с другой — развитие одного кусочка еще не значит развитие целого. (Эту же идею я слышал[3] у Джеймса Хиллмана, тоже юнгианца и порадовался, что это не только мое ощущение). Например, другой Джеймс — Холлис Джеймс пишет прекрасные и очень простые книги, типа «Почему хорошие люди совершают плохие поступки» (в этой он рассказывает про Тень). Я не иронизирую, книги Холлиса и правда хороши, особенно для широкой публики, не всем суждено и не всем нужно быть пророками, кому-то и людей лечить надо.

Другое «не безумное» направление, куда можно развиваться, как юнгианец — в исследование литературы и бесконечный анализ мифов[4], это прекрасно для индивидуального развития терапевта, но лично мне не очень понятно, как это использовать с настоящими живыми клиентами. «Практическое» применение мифического направления состоит в том, что человек мыслит мифами и живет в мифе, хочешь изменить собственную жизнь — перепиши персональный миф. Я в целом восхищаюсь этим ходом мыслей, но у меня был выдуманный анекдотический случай, который в очень преувеличенном виде выглядит так: клиент говорит «я слышал, можно переписать собственный миф», я утвердительно киваю, он достает тетрадку с ручкой и говорит «ну, диктуй, что писать». Чтобы переписать персональный миф, надо уметь писать мифы (современный человек это не умеет) и осознавать, что люди живут в мифах (современный человек это не осознает). Чтобы получить пользу от мифов, надо быть юнгианцем[5].

Практические методы[6] работы Юнга с обычными людьми мало чем отличаются от методов Фрейда: тоже толкование снов, тоже свободные ассоциации, в связи с этим не понятно, зачем выбирать Юнга, а не Фрейда, если ты практик, а не философ или мистик. «Комплексы» перекочевали в психоанализ, архетипы не понятно, как использовать, вместо тени можно использовать бессознательное, «самость» ввели в психоанализ, хотя и несколько в ином смысле, то есть, использовать язык Юнга тоже не имело большого смысла. До сих пор аналитическая психология (так называется это направление официально, а не «юнгианство») отличается от психоанализа в основном идеологически, а не инструментально[7].

Но это прагматика, к которой ни в коем случае нельзя сводить Юнга. На то он и пророк, что идеологически опережал свое время, если брать известные направления, то его можно рассматривать, как родоначальника гуманистической психологии[8] (хотя, скорее, постгуманистической) и как предтечу трансперсональной психологии (в 60-ых годах 20 века случилось наркотическая революция, впадать с особые юнгианские состояния смогли все, тут трансперсональная психология и поперла), и, конечно, как одного из отцов придуманного мной юнгобуддизма.

Эндрю Самуэлс в книге «Юнг и постъюнгианцы» пишет, что «по-видимому, стоит ввести новую категорию — неосознанный юнгианец» и записывает в эту категорию много психоаналитиков. Удивительным образом почти все они принадлежат к школе объектных отношений. Я нахожу эту идею крайне радостной, но не в формулировке, что они украдкой от Фрейда читали Юнга и незаметно сами для себя заразились[9], а в формулировке «идеи находят дорогу» и «духа времени». Так, например, радио изобрело несколько человек одновременно и независимо друг от друга, хотя у нас принято считать, что это был Попов. Можно сказать, что идея радио витала в воздухе[10]. С таким же успехом этих товарищей можно было назвать «осознанными гуманистами» (если считать Юнга одним из первых терапевтов гуманистического направления).


[1] Цитируется по: Питер Кингсли, «КАТАФАЛК: Карл Юнг и конец человечества»
[2] Edwin Arthur Burtt, The Metaphysical Foundations of Modern Science. A Historical and Critical Essay,  Second Edition, 1932.
[3] James Hillman — In Defense of Carl Jung
[4] Если у вас есть филологическое образование — смело идите в юнгианцы (и наоборот).
[5] Если интересно, то начать можно с этих книг:
«Исцеляющий вымысел», Хиллман Джеймс
«В поисках божественной обители. Роль мифа в современной жизни», Холлис Джеймс
«Мифологемы. Воплощения невидимого мира», Холлис Джеймс
Холлис попроще.
[6] Карл Густав Юнг. «Аналитическая психология. Тавистокские лекции».
[7] См. например Ханс Дикман, «Методы в аналитической психологии».
[8] Самость как уникальность каждого человека, которую так уважает гуманизм. См. Гуманизм.
[9] С другой стороны, есть свидетельства, что Винникот хорошо отзывался о работах Юнга.
[10] …а не была в проводах.
0
На заметку ссылаются Еще в категории

Объектные отношения

«Все мы родом из детства» — когда я слышу это фразу, моя рука тянется поскорей натянуть на автора кислородную маску. Вся современная массовая терапия находится под влиянием британской школы объектных отношений (и более того, вся теоретическая база современной терапии — психоаналитическая).

Шаманизм, синхрония прочие чудеса

Хочется объединить несколько плохо объединяемых кусочков и подчистить «юнгианские» хвосты.

Самость

«С интеллектуальной точки зрения самость — не что иное, как психологическое понятие, конструкция, которая должна выражать неразличимую нами сущность, саму по себе для нас непостижимую».

Тень и Персона

Надеюсь, у меня получилось в разговоре о бессознательном убрать оттуда таинственность и загадочность, потому что в разговоре о Тени хочется убрать плохость и страшность. «Оценочные суждения — это плохо» — к этой шутке рано или поздно сводятся попытки поговорить о безоценочных суждениях.

Зефирка и архетипы

С идеологической точки зрения — перевести в практическую ее до сих пор не удалось — архетипы помогают смотреть на человеческий опыт, как на трансперсональный, вне-личностный, общечеловеческий. Этот способ не надо путать со статистическим, который предлагается современной психологией. Попробую проиллюстрировать это на моем любимом примере с зефиркой.

Архетипы

Понятие архетипа породило величайшее непонимание и — если возможно судить по яростной критике — должно считаться крайне трудным для понимания. (Карл Юнг)

Комплексы

Все воспитание сводится именно к тому, чтобы привить ребенку длительные устойчивые комплексы. (Карл Юнг)