coub
6 заметок
терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
заяижопа
Творческий дуэт с моей женой.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Слова там всякие.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
буклет
я
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
религия
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
ребенок

Пациент Ж

6 лет назад в категориях coub заяижопа

«Переписывание персонального мифа»™ — это уникальная авторская методика, с помощью которой вы сможете изменить жизнь, просто-напросто переписав персональный миф (don’t try this at home!).

— Садись!, — грозно говорю я Кате, — и пиши новый персональный миф.
— А как писать? В какой форме?
— В любой! Так и пиши, мол, «Я, Манька Облигация».

0

Неопределенность стремлений составляет суть стремлений

6 лет назад в категориях книги терапия coub

Джеймс Хиллман, по сути, пишет, что психотерапия — это «Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что».

Тут просится много шуток про сказку. Например, что психотерапия — это сказочный способ поменять жизнь.

Или, что психотерапия — это все сказки.

Каждый психотерапевтический анализ содержит вопрос, инициатором постановки которого является пациент, либо такой вопрос, который наводит меня на размышления о пациенте. Наряду с вопросами, которые мы с пациентом стараемся сформулировать, когда он стремится получить то, ради чего он приходит, я задаю себе вопрос: что нужно пациенту, что он здесь делает? Этот вопрос возникает не только в первый день, но и в дальнейшем, а иногда специально вводится в рассмотрение, чтобы достичь более высокого уровня понимания анализа. Ответы на этот вопрос никогда не бывают столь же прямыми, как те ответы, которые мы можем прочесть в книгах, в которых говорится, что пациент хочет, чтобы его любили, либо избавили от того или иного симптома, либо он стремится установить, спасти или улучшить какие-либо взаимоотношения, полностью реализовать свои потенциальные возможности или пройти курс обучения, чтобы стать аналитиком. Этот вопрос не связан непосредственно со стремлениями терапевта оказывать помощь, поддерживать сердечные отношения с людьми, зарабатывать деньги, сидя в кабинете, исследовать психику, разрешать свои конфликты.

Мои стремления, по-видимому, всегда сплетаются со стремлениями пациента с помощью другого фактора, подобного крепежной нити. Таким фактором является рефлективная нерешительность, которая удерживает нас от прямых высказываний о своих действительных намерениях. Поэтому высказывания о своих намерениях отрицают себя: «Это совершенно неверно. Я имел в виду совершенно другое».

Я пришел к мысли о том, что неопределенность наших с пациентом стремлений в действительности составляет суть наших стремлений, то есть тот третий фактор, который неуклонно побуждает нас изменять цели, подвергать их критическому разбору, и ставит перед нами вопрос даже в тех случаях, когда отвергает наши ответы.

Этот момент рефлективного вмешательства, этот третий фактор терапевтического опыта я приписываю душе. Я считаю, что мы с пациентом участвуем в психотерапевтическом анализе потому, что этот третий фактор удерживает нас в анализе с помощью самых различных средств, начиная с навязчивых идей переноса и кончая неподатливостью симптомов и непостижимостью сновидений — ни одно из этих явлений мы не понимаем. Но самым важным является то, что нас удерживает в анализе, сознание потребности в чем-то глубинно важном, причем это нечто никогда не отождествляется с тем, к чему, как мы полагаем, мы стремимся. Более того, это неясное желание вызывает у нас ощущение удручающей неполноценности. Мы чувствуем себя неполноценными потому, что просто не можем понять, почему мы занимаемся психотерапией, в чем состоит психотерапия, удовлетворительно ли идет психотерапевтический процесс и идет ли он вообще, когда заканчивается психотерапия. И поскольку мы так мало знаем, мы во многом полагаемся на различные формы позитивизма, позитивные науки, позитивность духовных учений, моральные позиции идеологий. Мы хватаемся за эти сверкающие твердые соломинки, поскольку основа, на которой мы стоим (душа), бесконечна и непостижима.

Джеймс Хиллман, «Исцеляющий вымысел»

0

Have your cake and eat it too

6 лет назад в категориях coub дорогой дневник

Однажды знакомый IT-бизнесмен спросил «какие у тебя клиенты, как у терапевта?».

Я снял пенсне, внимательно посмотрел на него и не сказал «а вот такие, как ты».

Проклятая природная скромность.

Вот так бывает, пишет автор правильные вещи, например, что надо всех людей любить, смотришь его биографию — а он от инфаркта умер. Долюбился!

Ялом Ирвин — я даже не знаю, как его назвать, «мой кумир в области терапии»? — прекрасен тем, что во-первых, пишет правильные вещи, а во-вторых, «живет правильно».

Живет он в Palo Alto, а в одной из книг упоминал, что прекрасно знает проблемы компьютерных миллиардеров. Видно, что он их консультирует.

Представляете да? И в Palo Alto, и не компьютерный задрот.

Ну как его не любить?

(Да, до наших IT-шников мода на терапевтов еще не дошла, увы).

Silicon Valley — однозначный сериал года, кстати.

Приходили гости.

Катя сказала, что я вел себя, как ребенок. Очень этому рад!

Нет, не «обосрался под себя».

Говорит, что взрослые ждут, когда человек сам что-то спросит, мол, «ах, что это такое тут у вас?», а ты принес все лучшие игрушки и показывал. Так дети очень любят делать.

Отвечаю, что ну конечно же! Детский способ — более эффективный, когда хочется получше показать свои игрушки!

(На следующий день гости выдали обратную связь, что им это напомнило детский день рождения, и они ждали, что вот-вот вынесут торт и начнется игра в прятки).

Родители не устраивали мне детские дни рождения, слишком много непонятной мороки. Семья подарила подарок — и свободен, зачем еще чужих детей в квартиру звать?

На вопрос «да как тебя Катя вообще такого любит?» (некоторые используют глагол «терпит») проще всего молча показать фотографию ее любимой кошки.

И о свободе. Вот у меня есть Катя, она меня любит. Ну, как любит — дома есть алтарь, куда она складывает мои выпавшие волосы, состриженные ногти, потерянные носки. Обычная, нормальная жена, короче. Все так делают.

Терапевт, конечно, намекал, что она меня немного идеализирует, но ему-то откуда знать?

У меня есть два выбора (верить ее оценкам или нет).

Первый — посмотреть на вещи объективно: отщепенец, совершенно не встроенный в окружающее общество, необоснованно считающий себя непризнанным гением — ну, вы знаете такой тип кухонного интеллигента, который дальше кухонных разговоров никуда не идет. Безработный (т.е. без «нормальной работы»), тунеядец, никому не нужный, пишет в блог о своих мелочных проблемках.

Второй — посмотреть на вещи объективно: внутренний эмигрант, ощущающий принадлежность к европейской цивилизации, но живущий в России. Сознательный оппортунист, не буйный, не революционер. Начинающий карьеру специалист, пробующий лучшую кандидатуру на дело всей жизни, уже имеющий ряд клиентов из стран Европы («ряд» — это больше одного), самосовершенствующийся в выбранной области и просвещающий людей вокруг с помощью блога.

Самое ужасное — это понимать, что на оба выбора «можно себя уговорить», что ты свободен делать любой выбор, и что они отличаются только внутренним восприятием.

Хотя и меняют реальность.

Или вот за высказывание «мысли материальны» хочется взять ложку и стукнуть по лбу.

Почему? Ну, потому, что у меня появилась мысль, что это высказывание глупое, а до человека это надо как-то донести. Чтобы реализовать эту мысль, мы берем материальную ложку и бьем по лбу.

Мысли не материальны.

Но совершенно понятно, откуда пошла эта глупость. Пока ты находишься в материалистической картине мира, слово «материальный» является синонимом «на самом деле существует!».

Высказывание «мысли материальны» на нормальный язык переводится примерно как «мысли проявляются на материальном плане». Ну или «мысли материализуются», если еще короче.

Ну конечно они это делают! Зачем они еще нужны, чтобы ни на что не влиять?

Есть и более сложные примеры материализации мыслей, чем ложка. Некоторые называют их «магией», а на самом деле это всего-навсего «творчество».

0
Мой инструмент по развитию силы воли и прививанию полезных привычек.

Therapeutic duo «Zaya & Zhopa»

— ...значит, я в дуэте делаю вот это и это (называю длинный список моих умений на несколько страниц).
— А я? — спрашивает Катя.
— А ты готовишь еду, убираешь и обстирываешь. Ну, стандартный набор.
— Что-то это не особо творчество.
— Ну, знаешь! Почему, думаешь, наш терапевтический дуэт называется «Зая и Жопа»? Жопа у нас что? Первая чакра. (еще 278 слов)

Порядочный человек

Сделал второй свой коуб. (Посмотрите source video, кстати).

Меня никто не любит

Сделал свой первый coub. Вышло очень экзистенциально.