книги
107 заметок
терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
заяижопа
Творческий дуэт с моей женой.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Слова там всякие.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
буклет
я
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
религия
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
ребенок

12 правил жизни

5 лет назад в категории книги

Продолжаем любить Питерсона (раз, два).

Я уже слишком стар, чтобы иметь father figure, но Питерсон — это она. В смысле, Он.

Информационно у него правильная пост-юнгианская современная мешанина («ничего необычного»), но какая же он титаническая персона!

Где-то полгода назад он давал интервью (по поводу выхода новой книги), где журналистка всеми силами передергивала, пытаясь показать его нутро мужского шовиниста, а он мужественно отстоял себя. Потом телеканал почему-то решил, что интервью прошло хорошо и выложил его в ютуб целиком. Результат — восемь миллионов просмотров и заслуженная травля журналистки.

Все дело в том, что Питерсон — центрист, в том плане, что хорошо сбалансированная личность, но твердо стоящий на своей центристской позиции, что большая редкость (так как в центристы обычно идут оппортунисты, желающие угодить и тем и другим).

Со любой радикальной стороны это выглядит дико. Как-то все привыкли, что твердо на чем-то стоят только ебанутые фанатики. А тут — здоровый человек. Чудеса.

Его первый скандал выглядел так: он выступил против проекта законодательной (!) поправки, обязующей называть людей странного пола странными местоимениями (типа zhe), аргументируя свою позицию тем, что законодательно вмешиваться в язык — это, простите, оруэловщина какая-то и фашизм. На что его обвинили в неуважении к притесняемым людям странного пола.

Скандал развивался так:

— Вы белый привилегированный шовинист!
— Я считаю, что язык законодательно регулировать нельзя.
— Вы белый привилегированный шовинист!
— Я считаю, что язык законодательно регулировать нельзя.
(...и так сто раз по кругу).

В интервью примерно так же.

Но это все было вступление.

Питерсон начал с очень сложной книги Maps of meaning, читать которую без содрогания нельзя. Потом он вел одноименный курс (который уже лучше). А потом тусовался на Кворе и отвечал простым людям на вопросы, которые сводятся к «как вообще жить?», и так получилось, что ответы стали супер-популярные. А потом ему предложили написать книгу по мотивам этих ответов.

Вышла все так же питерсоновская идеология, что и в Maps of meaning, но адаптированная для нормальных людей, этакое само-summary.

Называется книга 12 Rules for Life: An Antidote to Chaos и по названию можно заподозрить, что это мотивирующая литература. Но это — не она.

Я ее горячо советую, потому что через предыдущие его работы еще надо продраться, а тут все очень понятно, но без ущерба основной линии партии.

Когда я выходил из депрессии, рядом никаких Питерсонов не было (все сам, все сам!), но я вывел несколько правил. Первое — «если нечем заняться, займись собой». Второе «если достаточно позанимался собой, сделай окружение чуть лучше». Они довольно необычным путем выводятся, хотя в уже выведенном виде и выглядят, как нелепости. У Питерсона же есть посыл get your shit together (или еще sort yourself out), что совпадает с первым пунктом, а также посыл «возьми ответственность за какую-нибудь мелочь вокруг себя», что совпадает со вторым.

Ну и пафоса у него гораздо больше, завидую.

0

Десять Книг, Которые Надо Прочитать, Чтобы Самому Стать Психотерапевтом

5 лет назад в категориях книги как правильно терапия

Итак, вы прошли несколько сессий собственной терапии и начали задумываться, как хорошо было бы сидеть где-нибудь на Гоа с ноутбуком, кивать, говорить «угу», «что вы по этому поводу чувствуете?» и «с вас 65 евро», то есть, о карьере онлайнового психотерапевта.

Чтобы стать терапевтом, кроме получения специальной бумажки, наличие которой говорит о том, что вы не поленились дойти до ближайшего сумасшедшего принтера, надо проделать следующие шаги:

I. Доходить собственную терапию. И я имею ввиду доходить, а не магически выздороветь после первых сессий.

II. Выбрать школу, которая вам нравится и школу, которую вы ненавидите.

Во-первых, это поможет вам определить свое место во вселенной, во-вторых — знать как минимум две школы, что в два раза лучше, чем одна. Как только вы заметите, что применяете в практике вещи из ненавистной школы, можете смело отмечать повышение в уровне.

Можно схалтурить и выбрать одну школу (любимую), тогда образ врага придется проецировать на неправильных коллег, что вам даст огромное количество материала для постов в фейсбуке (но мало материала для работы над своим терапевтическим мастерством).

III. Прочитать следующий список книг, единственно верный, потому что составленный по моим вкусам.

Что вообще происходит?

1. Карл Роджерс, «Консультирование и психотерапия».

Роджерс мне «духовно близок», как и Хаксли (вот тут я про это писал), более того, они практически из одной тусовки. («Они оба — гуманисты»).

Первые следы того, что к «пациенту» надо относиться, как к «человеку» мы находим еще у Юнга, но Роджерс сделал это ключевой темой.

Это, пожалуй, главная идея, которую вам стоит с самого начала попытаться хотя бы иметь ввиду. Гуманизм.

Фактически, в книге описано (спойлеры!), как выстраивать отношения с клиентами.

2. Бьюдженталь Джеймс, «Искусство психотерапевта».

Бьюдженталь, хоть и тоже гуманист, в своей книге попытался описать все еще не «приемы» воздействия на нерадивых пациентов, но, скорее, инструменты, которыми терапевт пользуется. Регистры общения, межличностное давление и прочие странные штуки, которые должны сделать магию общения более осознаваемой.

Вроде как книга рекомендуется уже для опытных терапевтов (написано во вступлении), но у нас высокие стандарты.

3. Ялом Ирвин, «Дар психотерапии».

Короткие советы из разряда «поваренная книга анархиста», простите, терапевта. Безо всякой теории, просто «чистая передача опыта» — насколько это возможно, разумеется.

4. Ялом Ирвин, «Экзистенциальная психотерапия».

Вы, конечно, свободны выбирать любую любимую школу, но Ялома называют «Фрейдом наших дней», потому что дяденька уж слишком хорошо пиарится. Как и почти любой терапевт-эгоманьяк, Ялом пишет книжки для широкой публики, но в отличие от всех остальных делает это прекрасно. Номер один популяризатор терапии в мире.

Направление «экзистенциальная психотерапия» не является его школой «как таковой», просто он в ней работает. А так как он номер один — говорим «экзистенциальная психотерапия», подразумеваем «Ялом», говорим «Ялом», подразумеваем «экзистенциальная психотерапия».

Тем не менее, «Экзистенциальная психотерапия» — книга все-таки не художественная, а Ялом — не какой-то там пенис с возвышенности, а профессор психиатрии Стэнфордского университета.

Что вообще происходило?

Про психоанализ и юнгианцев будет еще отдельный разговор — опять-таки, я не навязываю его в качестве любимой школы, но заниматься терапией и не знать Трех Законов Фрейда — это как заниматься физикой и не знать трех законов Ньютона.

5. Карл Густав Юнг, «Тавистокские лекции».

6. Зигмунд Фройд, «О психоанализе».

Эти два наверняка известных вам товарища оставили в процессе своего развода много неподеленного имущества в разной степени разобранности, если вам лень все это разбирать самому, то эти две книги — сборник их лекций. Понимаете, почему это хорошо? Однажды люди попросили рассказать, «а чем таким странным вы занимаетесь?» — деваться было некуда и пришлось читать лекции.

То есть, «это то, что они сами отобрали для людей».

6.5. Зигмунд Фройд, «Анализ конечный и бесконечный».

Это не очень большая статья (или, как я видел где-то в отзывах, «очень маленькая книга»), у которой — как мне кажется, а я примерно в половине случаев непогрешим — самый большой индекс цитирования. Попробуйте написать книгу про терапию и не сослаться на «Анализ...». Да вас просто из профессии выгонят.

7. Ханс Дикманн, «Методы в аналитической психологии».

Этот дяденька хорошо сводит первых и вторых. Вернее, он пишет, чем «аналитическая психология» Юнга отличается от «психоанализа» Фрейда, для чего ему приходится описывать первых и вторых и как-то их сводить-разводить.

Перенос

8. Кан Майкл, «Между психотерапевтом и клиентом. Новые взаимоотношения».

В общем, тут такая тема: как бы хорошо не вел себя терапевт, однажды непременно окажется, что клиент думает про вас какое-то непонятное гавно и разные прочие гадости.

Варианта может быть всего два:

раз) Клиент прав и вы действительно тяжело больны, тут-то вам и понадобится справка с собственной терапии.

два) Клиент бредит, и этот бред даже называется специальным словом, «перенос». Суть этого бреда заключается в том, что «вы такой же козел, как и все остальные», на что надо тактично намекнуть клиенту, что если тот в третий раз получает по роже, то, возможно, дело не в мире, а в роже. Это называется «работа с переносом».

В любом случае, Кан Майкл описывает примерно это — какой глубины взаимонепонимание таится между клиентом и пациентом и что с этим делать. В смысле, «про перенос там тоже есть».

9. Кейсмент Патрик, «Обучаясь у пациента».

Довольно странная книжка, которая пошла слишком далеко в идее «здесь-и-сейчас» и утверждает, что все, что говорит пациент, является вкладом в их отношения. Нет, даже так: кроме отношений терапевт-клиент у клиента ничего больше нет. Звучит бредово и заставляет терапевта все время «сидеть на измене», но зато приводит к мысли, что «у клиента можно чему-то поучиться».

Когда пора вызывать санитаров?

10. Мак-Вильямс Нэнси, «Психоаналитическая диагностика. Понимание структуры личности в клиническом процессе».

Я знаю — к счастью, поверхностно — одного психолога, который за деньги пересказывал Мак-Вильямс Нэнси выпускникам вузов по специальности «психология», утверждая, что после нее все становится на свои места и сразу приходит понимание, как заниматься терапией.

С другой стороны, тут мы встаем на скользкую дорожку классификации и даже «диагностики», то есть — правильно — на путь выставления диагнозов, за что тех же выпускников по специальности надо нещадно бить ногами, ну потому что мы же гуманисты, а че они живым людям диагнозы выставляют!

На этом можно остановиться, потому что я же обещал вам 10 книг, после которых вы сможете зарабатывать 300 тысяч в месяц с помощью простых кивков головой.

С другой стороны, я человек известный своей щедростью, поэтому вот вам небольшой бонус:

11. Стивен Джонсон, «Психотерапия характера».

12. Жаклин Вест, Нэнси Догерти, «Матрица и потенциал характера: С позиций архетипического подхода и теорий развития: В поисках неиссякаемого источника духа».

Эти две книги примерно про то же, что и десятая, но уже описывают «характер», а не проводят «диагностику».

Принцип, который я вывел для себя, звучит так: «Классификации надо знать, но не надо применять».

Хотя, конечно, гороскопы — это так весело!

Мама, мы все тяжело больны

13. Карен Хорни, «Невротическая личность нашего времени» и другие книги Хорни, где есть слово «невро...».

Анекдотический случай диагностики, кстати: одна моя знакомая отходила десять сессий на терапию, после чего терапевт сказала «все с вами понятно, вы — невротик!».

Совершенно неумышленная, но очень явная перекличка с «Героем нашего времени». Назвать человека невротиком — это все равно, что назвать его современным человеком. Ну да, «вода мокрая».

К счастью, именно «невротики» приносят терапевтам хлеб, масло и икру, так что даже если вам идея о том, что человек разрываем внутренними конфликтами (невероятно!), кажется совсем не новой, первой это так подробно описала именно Хорни.

14. Эрих Фромм.

Фромм известен тем, что как постфрейдист и неомарксист занимался бичеванием современных пороков общества. Например, мем «общество потребления» придумал именно он.

Любая книга на выбор — если понравилось ее название.

Скажем, «Бегство от свободы». Или «Человек для себя». Если Хорни описывает то, как бедным невротикам плохо живется, то в «Человеке для себя» можно найти ответ, что с этим делать. (Hint: жить для себя).

15. Карл Витакер, «Полночные размышления семейного терапевта».

Это — проверочная книга. Как только вы заподозрили, что начали ее понимать — можно смело идти в профессию.

Что читать дальше?

...И я продолжаю не навязывать психоанализ.

Так получилось, что все глубокие основы психики описали (и описывают) именно современные психоаналитики.

Вернее, давайте я попробую описать, почему (на мой взгляд) так получилось, после чего мы поймем, «как» это «так».

Психоаналитики придумали простой фреймворк, набор инструментов, который надо было просто применять и не строить из себя Бог-весть-что. Все остальное время они этот набор применяли и публиковали то, что удалось нарыть.

Другие же школы занимались тем, что выделяли себя из психоанализа («сепарация от папки») и придумывали свои наборы инструментов, которые, возможно, лучше. Но психоаналитики-то тем временем продолжали копать!

Даже Юнг не избежал этой участи отделения, решив открыть свою психологию, с блек-джеком и анимой. У него это получилось, поэтому юнгианцы тоже параллельно успели накопать всякого.

Поэтому правило «не знаете, что читать — читайте психоаналитиков или юнгианцев» работает хорошо. С ними — вернее, с их ужасными методами — при этом можно не соглашаться.

К счастью, примерно треть авторов в моем списке — или те или другие, так что никакой лишней нагрузки не будет.

0

Как работает психотерапия

5 лет назад в категории книги

Посмотрел на ютубе очередного Бодрого Мальчика-Психолога™ — you know the type — у него сотня просмотров, но он не сдается.

Как хорошо, что мой период желания что-то объяснить миру закончился до того, как я решил поработать терапевтом! Еще, конечно, дякую тобі Боже, що я не нарцис.

И чтобы два раза не ходить, недавно хихикал над уровнем проблем нормальных людей в сравнении с настоящими проблемами, когда ютуб поставил два видео рядом:

Терапию можно рассматривать, как аренду чужого senex’а, пока своего не отрастил. Или, по-русски, аренда Мудрого Человека, в этом случае терапия — никакое не выздоровление, а обретение собственной мудрости.

В связи с этим молоденькие конгитивисты или гештальтисты, которые «решают проблемы» вызывают снисходительную улыбку, — «молоко на губах не обсохло», а распространенное желание найти терапевта, который «не глупее тебя» — это желание найти мудрого терапевта, что некоторые путают с интеллектуальным терапевтом. Ну а мудрость, в свою очередь — это умение сказать банальность так, чтобы тебе поверили. Все открытия в собственной терапии почти всегда сводятся к банальностям, если формулировать их для других людей. «Себя надо любить», например.

Молодые терапевты знают все правильные слова, а толку-то? Darkest feelings about existence itself куда деть-то?!

Давайте, конечно, не будем начинать это извечное «словами не передать, что...». Во-первых, это не повод не пытаться, во-вторых, передать — это одно, а изо дня в день гонять одни и те же формулировки по кругу — это совсем другое.

Я это называю «застревание в мемах». Вот, например, bullshit bingo хорошая игра, надо сделать такую же для «психологов» и прогонять по ней подобные видео.

Такой пациент пытается произвести на других впечатление инициированного или мудреца, не понимая, что в действительности он вообще ничего не знает и все еще имеет симптомы. Благодаря нашим магико-мифическим корням и прошлому опыту, мы попадаем в ловушку словесной магии гораздо чаще, чем кажется, когда путаем имя вещи с ее пониманием или интеграцией. Использование технических терминов относится к той же проблеме. Я сам обнаруживал, что лучше не использовать даже очень привычные термины, такие как «фрустрация», а вместо этого просто спросить пациента, не имеет ли он тенденции реагировать на разочарование чувствами печали, отупения, подавленности, раздражения, гнева или просто явным огорчением.

Ханс Дикманн, «Методы в аналитической психологии»

Еще один хороший выход — признавать не только собственную ограниченность, «не судить людей по себе», но еще и не судить людей по людям, признавать ограниченность данного момента и то, что так было не всегда.

Вычитал, например, у Хиллманна простую мысль о том, что слова, типа «гомосексуализм», «садизм», «мазохизм», «эксгибиционизм» и проч. появились относительно недавно (буквально пару веков как), а до этого никаких сексуальных извращений и вовсе не было. Сапфо жила в 6 веке до нашей эры на остове Лесбос, а первое известное использование слова «лесбиянка» датировано 1890 годом.

Да, в merriam-webster’е можно посмотреть, какие слова были впервые замечены в указанный год, например, в год твоего рождения. Так я выяснил, что слово «созависимость» (codependency) появилось в 1979. До этого, как легко догадаться, никакой «созависимости» не было. И как люди вообще без нее жили? Зато сейчас каждый уважающий себя психолог знает, что это такое.

В этом плане, конечно, интересно наблюдать, как психологи один за другим устраивают вебинары «как выйти из созависимых отношений», как будто это что-то самоочевидное. «Ой, да у меня же волчанка!».

Впрочем, даже если человек где-то выяснил, что он в «созависимых отношениях», это ни о чем в его персональной драме не говорит (кроме того, что у него появилась иллюзия понимания, одна из самых сладких иллюзий на свете).

Прочитал Вайсса Джозефа, «Как работает психотерапия». В книге описано одно из трех известных мне простых обоснований «как это все шарлатанство работает». У меня есть заметка примерно на этот счет.

Со мной часто бывает, что я с трудом понимаю, зачем книга написана, но это еще ничего. Часто я не понимаю, как другие находят книгу глубокой и содержательной.

Ну, например, Талеб и его «Антихрупкость». Я слышал, эта книга многим изменила жизнь!

Автор описывает свойство живых организмов — адаптацию к окружающей среде через стресс, называя ее почему-то «антихрупкость», а так же сравнивает умение адаптации с пассивными, неживыми способами защиты («быть максимально твердым»). Твердое у него «хрупкое», потому что не живое. Стены не зарастают назад после землетрясения, но от него можно убежать, если не впадать в иллюзию насчет неразрушимости стен. Вывод тоже понятный: для эффективного участия в жизни, живым быть лучше, чем мертвым.

Понимаете, да? Любой человек, который знает, что такое жизнь, эту мысль поймет. Но, конечно, слово «жизнь» там нет, там про всякие финансовые рынки, корпоративные системы, вероятности событий и прочее, и зачем-то введены дополнительные термины («антихрупкость»), как будто Талеб открыл что-то новое и до этого никаких других аналогов в языке не было.

Здесь я буду очень рад ошибаться, и надеюсь, что вы меня поправите, мы вместе обнаружим, что там есть еще какая-то другая мысль. Еще хотя бы одна. Ну пожалуйста.

Так вот, в книге «Как работает психотерапия» мне понравилось предисловие.

В нем некий Гарольд Сэмпсон кратко пересказывает теорию автора, всячески ее хвалит, а потом пишет:

Эти краткие замечания не позволяют оценить теорию, ее богатство и тонкость ее клинических приложений. Я, тем не менее, говорю об этом, поскольку из-за ясности и всеобъемлемости теории ее фундаментальные положения не искажаются даже в кратком изложении. Теории Вайсса присуща та простота, которая желательна для любой хорошей теории: ее положения внутренне непротиворечивы, они охватывают широкий спектр феноменов.

То есть, говоря простыми словами, «я вам пересказал все в двух словах, и ничего не исказил, но автор тут целую книгу написал, не пропадать же добру».

Деваться некуда, прочитал книгу целиком.

Есть теория Фрейда, к которой эта книга много обращается, есть теория в книге и есть самая современная теория (известная благодаря всяким Яломам и Роджерсам), что клиента надо «просто любить™» (что, конечно же, является самым трудным занятием в мире).

Теория Джозефа Вайсса уже в моем пересказе звучит так: клиент плохо живет, потому что у него «патологические убеждения», цель терапевта — эти убеждения обнаружить и донести до сознания клиента.

При этом клиент сопротивляется, но не со злости: он не осознает свои убеждения, но подсознательно тестирует терапевта, поймет ли тот эти убеждения. Клиент как-бы-осознает, что это патологические убеждения, но не может вот так сразу сказать их вслух, до такой степени страшно. Вдруг терапевт скажет, что убеждения верны? Что же тогда делать? Поэтому — сначала тестируем.

Ну, например, если клиент уверен, что терапевт его отвергнет, то он будет заводить разговоры о том, что хочет прекратить терапию. Тогда терапевт должен это угадать и сказать «нет, конечно! я тебя не отвергаю». В таком случае терапевт раскрывает подсознательный «план» клиента и дает «проплановую» интерпретацию.

Или, например, клиент считает, что попадет в зависимость и не сможет вырваться от терапевта. В этом случае он заводит разговоры... о том, что хочет прекратить терапию. Тогда терапевт должен это угадать и сказать «ты имеешь право на независимость». Если он вместо этого скажет «я тебя не отвергаю», то это будет «антиплановая» интерпретация.

Я еще штук пять подобных примеров могу придумать, когда у клиента есть любая причина говорить о прекращении терапии, а терапевт должен догадаться, что именно имеется ввиду!

Сложно быть терапевтом.

Или вот цитата из книги:

Если пациент усложняет свою жизнь собственным упрямством, терапевт может ошибиться, пытаясь заставить человека осознать свое упрямство, предполагая, что имплицитная задача пациента — перестать быть упрямым. Иногда, в зависимости от плана пациента, терапевт должен поступать наоборот. Пациент может тестировать его, упрямясь, в рамках своей работы над востребованием права на упрямство. Если это так, то упрямство пациента является контрфобическим. Хотя, казалось бы, пациенту нравится быть упрямым, бессознательно он чувствует тревогу или вину за это свое качество. Терапевт может принести больше пользы, интерпретируя бессознательную вину пациента за свое упрямство, помогая таким образом ему востребовать в себе способность противостоять его самодеструктивной уступчивости.

Все. Конец теории.

Дальше идет много разборов клинических случаев и очень смешные попытки эту теорию обосновать.

Например, было доказано, что «чем больше проплановых интерпретаций дает терапевт в течение курса терапии, тем лучшего результата добьется пациент по окончании курса». С цифрами. С процентами. Посчитали количество проплановых и антиплановых интерпретаций в записи сессий и вывели эту невероятную закономерность.

Переводя на простой язык, если терапевт догадался о плане клиента, о его проблеме, и стал ему давать «проплановые интерпретации», то терапия пойдет хорошо.

Переводя еще на более простой язык — если терапевт поймет клиента, то все будет хорошо. Вот это поворот!

То есть, люди реально заморочились: взяли записи законченной успешной терапии. Выяснили у терапевта, в чем был «план» клиента, в чем были его «патологические убеждения». Потом нашли в записях все интерпретации, связанные с этим и обнаружили, что их много!

То есть, спросили у терапевта «над чем работали», а потом по записям выяснили, что работали над этим!

Чудеса!

В конце автор пишет, что:

Формулировка хорошего плана — решающий фактор, поскольку единственное техническое правило достаточно широко для того, чтобы дать оптимальное руководство в работе с каждым пациентом: «Необходимо определить патогенные убеждения пациента и его цели и помочь ему разувериться в этих убеждениях и преследовать эти цели». Нет таких правил, как бы тонки они ни были, включая правило «Поддерживать атмосферу абстиненции», или «Выражать эмпатию к пациенту или высокую оценку его перспектив», или «Исследовать сопротивление пациента, стоящее за сменой тем», которые были бы достаточно широки, чтобы вместить в себя все патогенные убеждения пациента, от которых страдает пациент, и все способы, с помощью которых он вместе с терапевтом может тестировать их.

Целая книга — и в конце руководство в одно предложение. Правда? «Клиент неправильно думает, наша задача помочь ему перестать, как это делать — придумывайте сами»?

Еще одно «ключевое» отличие этой теории состоит в том, что в классическом психоанализе принято соблюдать нейтральность, а тут можно быть на стороне добра. Ирония состоит в том, что лажа неизбежна в любом случае: если терапевт соблюдает нейтральность, то клиент все равно воспримет его сообщения по-своему, если терапевт находится на стороне добра, то он просто может не угадать, что имел ввиду клиент, и начать убеждать его в обратном.

Это как подкидывать монетку и менять (либо не менять) загадываемый исход.

В одном месте автор совершенно случайно пишет и вовсе правду:

Как уже отмечалось, результаты наших экспериментов показали, что интерпретация не является sine qua non (необходимым условием) терапии. Человек может демонстрировать прогресс и достигать инсайтов без помощи интерпретации (как показало другое наше исследование). Наши исследования подтвердили тезис, что аналитик должен создать условия, обеспечивающие пациенту безопасность при работе по преодолению своих проблем.

Понимаете, да? Это уже третья теория, почему работает терапия. Потому, что клиента просто любят, а все остальное он делает сам.

В общем, есть такой жанр книг — «курсовая работа». Это как раз оно. Там даже в конце есть обоснование научной ценности.

Уникальность работы заключается в том, что автор ввел несколько ненужных терминов (тестирование терапевта, проплановый, антиплановый, план, патологические убеждения) и описал процесс терапии через них. Если убрать эти термины, то вся новизна пропадает.

Вот, например, заменим «убеждения» на «картину мира», а вместо «тестирования» предположим, что клиент пытается сообщить терапевту картину мира как умеет, в том числе и обходными путями. А «проплановая интерпретация» — я писал выше — всего лишь обозначает, что терапевт клиента понял.

Получаем историю о том, что терапевт должен сообщить клиенту все то, что тот ему неосозанно наговорил. Это же знаменитое «Wo Es war, soll Ich werden» Фрейда (в очень грубом переводе — «что было не осознаваемым, должно стать осознаваемым»).

Расходимся.

And now for something completely different.

Если вы верите в так называемые «гормоны», то, короче, буддисты — это люди, которые слезли с дофамина и пересели на серотонин и окситоцин.

...как-то шутил я. Впрочем, это не шутка.

«Буддизм — это тру», — книгу с таким названием выпустил Robert Wright, известный нам по прекрасному курсу на курсере Buddhism and Modern Psychology, в котором он рассказывает, почему буддизм прав, с точки зрения современной эволюционной психологии.

В книге он продолжает делать то же самое, книга по большей части рассказывает то же самое, что было в курсе, а от курса я был по большей части в восторге, и это примерно передовой край на стыке наука+буддизм. Much science. So trend. Wow.

Скачать книгу (eng) можно здесь.

И невольно продолжая тему тестирования (психотерапевта).

Группа товарищей-музыкантов, совершенно мне неизвестная, но теперь я запланировал прослушать их всех, собрались в качестве мета-группы и записали единственный альбом, который называется Lovage: Music to Make Love to Your Old Lady By. Сделали они это в 2001 году, так что, возможно, все уже в курсе.

Тягучий бит и вкрадчивый вокал (по-моему, это называется trip-hop) делает эту музыку идеальной для занятия любовью со своей Old Lady By, если получиться проигнорировать тот факт, что весь альбом является самопародией на весь жанр.

«Уровень стеба» напомнил мне Lazlow в GTA:Vice City, где реальные песни определенного жанра были разбавлены комментариями диджея, создавая вполне реальную, но гротескную картину.

Ну, например, в песне Herbs, Good Hygiene and Socks поется про венерические болезни и то, как часто менять носки. А в песне Lies And Alibis поется, натурально, про ложь и алиби, при этом все стихи песни состоят из трех слов — как легко догадаться, «lies and alibis», повторяемых по кругу. Ну не являются слова песен сильной стороной трип-хопа с одной стороны, на что и намек (привет, hooverphonic!), с другой — вы действительно готовы заниматься любовью под Lies And Alibis?

Про тестирование, думаю, понятно: если у вас получится заняться любовью под этот альбом, то (как минимум) девушка не понимает английский (или иронию). Если не получится, то вы нашли сокровище, не в коем случае не ебитесь с ней, а женитесь и заводите детей.

0
«Таро как инструмент самопознания», курс от создателя spectator.ru

The death of desire

Читаю какого-то парня — эта шутка мне все никак не надоест. Парня зовут Guy Thompson, он ученик Лэнга, известного любителя шизофреников и автора «Расколотого Я». Поискал в блоге — упоминаний Лэнга нет, очень странно. Во время первой встречи с психиатром он почувствовал к нему сильное презрение. (еще 1219 слов)

Jordan B Peterson

This is like the parenting lesson most of are generation never got because are moms and dads were to busy working and been mad at each other. (из комментариев на Ютубе). В общем-то, этот комментарий раскрывает все, но я сделаю это подробней. (еще 524 слова)

Невозможная профессия

Прочитал книгу «Psychoanalysis: The Impossible Profession», которую написала Janet Malcolm, журналистка (в New Yorker) и авторка. (На русском ее нет, перевод цитат далее мой). (еще 1909 слов)

У нас было сто лет терапии — и мир становится только хуже

Или вот хороший жанр: обзор книг, которые все равно никто не прочитает. Этих книг нет на русском, к тому же они совершенно не практические, поэтому и. Прочел James Hillman, Michael Ventura, «We’ve Had a Hundred Years of Psychotherapy — And the World’s Getting Worse» и заодно прочитал «Psychoanalysis: The Impossible Profession» by Janet Malcolm, ссылка на которую была в первой. (еще 774 слова)

Clusterfuck

Здравствуй, дорогой друг. Все-таки, жанр «все в кучу, разбирайся сам» — мой любимый. Также его можно назвать «что нового за неделю». Или, например, «подождите, сейчас будет длинное вступление». Строго тематическое писать скучно — словно я вам копирайтер какой-то. Теза, антитеза и синтез. (еще 1939 слов)

The Stanley Parable

The Stanley Parable (компьютерная игра) — это Розенкранц и Гильденстерн мертвы (пьеса) нашего времени. Горячо рекомендую оба произведения. На этом можно и закончить, но можно и не заканчивать. Опять ужасы выбора! Подразумевается, что все тут взрослые самостоятельные люди, а Смирнов (то есть, я) плохого не посоветует. (еще 548 слов)

Бей бихевиористов-когнитивистов!

Известный американский психотерапевт Аарон Бек предположил, что депрессия — результат неосознаваемого внутреннего диалога, в котором встречаются специфические утверждения, портящие больному настроение. И если эти утверждения заменить на более реалистичные, настроение исправится. Сейчас эта модальность получила название когнитивно-бихевиоральной психотерапии, и является наиболее доказательным и признанным страховыми компаниями методом борьбы с депрессией. (еще 2427 слов)

Ludens huiudens

У меня накопилось огромное количество черновиков, но дописывать их почему-то не хочется. «Потерял я своего читателя», вот и не пишу. Есть, конечно, версия, что это мой читатель потерял меня («и тут мы его потеряли»). Мне хочется побольше обратной связи, комментариев, отзывов и — конечно же! — лайков. (еще 883 слова)

No More Mr. Nice Guy

Книга «Хватит быть славным парнем» (No More Mr Nice Guy) — это «Человек для себя» (Фромм) для бедных. А теперь — танцы (еще 29 слов)