терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Лингвистические наблюдения.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
религия
Опиум для народа
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
я
заяижопа
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
backward2 forward3
 

Работа терапевта: мораль и этика

2 месяца назад в категории терапия

Для начала давайте разграничим этику и мораль, но не вообще, а локально применительно к терапии.

Мораль — правила совместного общежития в обществе. Культурная надстройка над биологией (хотя опыты находят зачатки морали у детей и обезьян), которая нужна для того, чтобы люди могли уживаться вместе.

Например, заповедь «не желай жены ближнего твоего» (и прочей частной собственности) нужна потому, что «биологически» соблазн такой есть, но ни к чему хорошему в долгосрочной перспективе не приведет. «Представьте, что все начнут жену ближнего желать?».

Если вы знаете крылатое латинское высказывание «o tempora, o mores!», переводимое, как «о, времена, о, нравы!», то mores — «нравы» — однокоренное со словом «мораль».

Терапевты «должны» находиться вне морали, потому что в противном случае они станут священниками (не знаю, насколько это плохо!). Цель же терапии — в современном варианте — научить человека жить свою жизнь, даже если она будет аморальной и помочь ему выйти за «нравы» в широком смысле («в нашей семье так было принято»). Кроме того, высокоморальный терапевт не может быть безоценочным.

Этику я предлагаю рассматривать как что-то более локальное и — простите — «осмысленное», отрефлексированное. (Одно из разделений морали и этики такое: мораль — это обычаи, а этика — это осмысление этих обычаев).

Профессиональная этика — это кодекс поведения в рамках конкретной профессии. Этика может не совпадать с моралью, например, воровская этика, или, обратный пример — врачебная этика («не навреди», придумали тоже!). Всякие «тыжеврач» или «тыжетерапевт» происходят как раз тогда, когда люди почему-то распространяют чужую профессиональную этику на непрофессиональные сферы.

Я бы сказал, что групповая этика нужна для защиты группы и является аналогом техники безопасности.

Воровская этика защищает воров (а не их клиентов).

Этика терапевтов защишает терапевтов (а не их клиентов).

Во времена зарождения профессии психоаналитики делали всякие странные штуки. Например, Шандор Ференци целовал клиенток.

Фрейд, когда узнал про это, писал ему:

You have not made a secret of the fact that you kiss your patients and let them kiss you…

Picture what will be the result of publishing your technique. There is no revolutionary who is not driven out of the field by a still more radical one. A number of independent thinkers in matters of technique will say to themselves: why stop at a kiss? Certainly one gets further when one adopts «pawing» as well, which after all doesn’t make a baby. And then bolder ones will come along who will go further to peeping and showing—and soon we shall have accepted in the technique of analysis the whole repertoire of demiviergerie and petting parties, resulting in an enormous increase of interest in psychoanalysis among both analysts and patients. The new adherent, however, will easily claim too much of this interest for himself, the younger of our colleagues will find it hard to stop at the point they originally intended, and God the Father Ferenczi gazing at the lively scene he has created will perhaps say to himself: maybe after all I should have halted in my technique of motherly affection before the kiss.

— переписка Фрейда и  Ференци, 1931

В примерном переводе на русский — «Я слышал, ты целуешь клиентов. Зачем останавливаться, ведь есть же еще и петтинг! Давайте все так делать, это увеличит интерес к психоанализу как аналитиков, так и клиентов. Новое поколение последователей натворит такого, что нам мало не покажется». В оригинале еще более ехидно, но английский должны знать все.

Налицо забота о профессии. Вас может сбить с толку, что это «помогающая профессия» и поэтому все делается «на благо клиента», но на самом деле нет. В реальности — как и в любых отношениях — это компромисс между двумя сторонами.

Следующая щекотливая тема — «почему люди идут в терапевты?». Bullshit, типа «чтобы помогать людям», здесь тоже подходит, но не является первичной мотивацией, потому что полностью фраза звучит, как «чтобы помогать людям, чтобы ____» — и дальше идет реальная мотивация.

Чтобы быть нужным. Чтобы они тебя любили. Чтобы искупить вину (реальную или воображаемую). Чтобы жизнь имела смысл.

Если я правильно помню, в лакановском психоанализе ведущая мотивация — «психоаналитику просто интересно, как люди устроены» и ни о какой помощи пациенту речь не идет (если он сам сможет ее извлечь из терапии — то молодец).

Есть и менее «приличные» мотивации — например, я уверен, что примерно 89.95% терапевтов-мужчин имеют явно выраженную нарциссическую составляющую, или, простыми словами, идут в терапевты ради власти, восхищения и ощущения (все)могущества.

Разумеется, во избежание сюрпризов, терапевту свою мотивацию лучше бы знать. Клиенту тоже было бы неплохо знать мотивацию терапевта (но кто же скажет правду!).

Если терапевтическая этика не отрефлексирована терапевтом, то она может восприниматься, как давление авторитетов и у некоторых молодых терапевтов провоцировать подростковый бунт. Мы все видели таких терапевтов!

Если рассматривать этику, как технику безопасности, типа «не суй в розетку пальцы», то страшный бунт за собственную уникальность ничем не лучше отмораживания ушей назло маме.

С другой стороны, этика может восприниматься, как «забота» со стороны авторитетов. Я несколько раз видел у — простите — коллег посты, типа «ой, в нашей стране все плохо с психологами, давайте введем строгое государственное регулирование». Давайте будем строго регулировать людей, которые учат других людей быть свободными! Это определенно поможет выбрать самых достойных.

Это известная дихотомия «наказывать» или «просвещать», некоторые коллеги, видимо, за «наказывать».

Если терапевт отрефлексировал терапевтическую этику, то перед ним стоит простой выбор: если он хочет заниматься своей профессией больше, чем получать он нее непредусмотренные бонусы, то надо соблюдать технику безопасности. Если нет — то нет. И не потому что «из профессии выгонят», а потому что «это уже не терапия» и «не суй пальцы в розетку».

(Опять-таки, всегда можно врать себе, что «я особенный» и меня током не стукнет, но это все то же величие).

Существование терапевтической этики не дает никаких гарантий клиенту, потому что все снова упирается в мотивацию конкретного терапевта при выборе профессии. И это очередная заметка на тему «Как правильно выбрать терапевта? — Никак».

Единственное, на что можно надеяться — это на то, что терапевт от занятия терапией получает что-то (помимо денег), что не мешает процессу терапии.

0
Смотри также Еще в категории

Десять Книг, Которые Надо Прочитать, Чтобы Самому Стать Психотерапевтом

Итак, вы прошли несколько сессий собственной терапии и начали задумываться, как хорошо было бы сидеть где-нибудь на Гоа с ноутбуком, кивать, говорить «угу» и «с вас 35 евро», иными словами — о карьере онлайнового психотерапевта. Чтобы стать терапевтом, кроме получения специальной бумажки, наличие которой говорит о том, что вы не поленились дойти до ближайшего сумасшедшего принтера, надо проделать следующие шаги: I.

So you’re telling me

Секреты мастерства: всю психотерапию можно построить на фразе «вы так говорите, как будто это что-то плохое» и вот таком лице —

Anamnesis

Приятным бонусом психотерапии — если ты пишущий терапевт, конечно — является то, что «терапия есть генеральная репетиция жизни» (Ялом), поэтому она так же богата, как сама жизнь — и осмыслять «чем же таким терапия занимается» можно так же бесконечно. Все это осмысление является не больше, чем игрой слов, но она — наверное? — необходима.

Как выбрать психотерапевта-2

Продолжая тему (раз, два).

Есть русские субтитлы.

Невозможная профессия

Прочитал книгу «Psychoanalysis: The Impossible Profession», которую написала Janet Malcolm, журналистка (в New Yorker) и авторка. (На русском ее нет, перевод цитат далее мой).

Терапевты нинужны

Бывают клиенты настолько опытные и осознанные, что напротив них можно вместо терапевта посадить кошку — и они будут продвигаться, переживать, плакать, поддерживать себя и ловить инсайты.

Бей бихевиористов-когнитивистов!

Известный американский психотерапевт Аарон Бек предположил, что депрессия — результат неосознаваемого внутреннего диалога, в котором встречаются специфические утверждения, портящие больному настроение. И если эти утверждения заменить на более реалистичные, настроение исправится. Сейчас эта модальность получила название когнитивно-бихевиоральной психотерапии, и является наиболее доказательным и признанным страховыми компаниями методом борьбы с депрессией.