терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Лингвистические наблюдения.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
религия
Опиум для народа
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
я
заяижопа
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
backward2 forward3
 

У нас было сто лет терапии — и мир становится только хуже

6 месяцев назад в категории книги

Или вот хороший жанр: обзор книг, которые все равно никто не прочитает. Этих книг нет на русском, к тому же они совершенно не практические, поэтому и.

Прочел James Hillman, Michael Ventura, «We’ve Had a Hundred Years of Psychotherapy — And the World’s Getting Worse» и заодно прочитал «Psychoanalysis: The Impossible Profession» by Janet Malcolm, ссылка на которую была в первой (про нее я еще напишу).

До этого в последний раз я читал книгу на английском два года назад, но у нее есть русский перевод.

Не очень понятно, почему я делаю это так редко, английского мне вполне хватает. С другой стороны, список переведенных книг еще не подошел к концу. Да и цитаты давать неудобно.

Но рано или поздно я переключусь на англоязычные книги, и тогда окончательно оторвусь от народа. Впрочем, у народа актуальным терапевтом считается, например, Лиз Бурбо. Так что, возможно, невелика потеря.

Хиллман — старый бунтарь, который так долго занимался терапией, что уперся в ее ограничения, при этом он обвешан всякими медальками, типа был директором института Юнга в Цюрихе, то есть — не совсем отщепенец.

Я у него читал только «Исцеляющий вымысел» (1,2).

Есть еще молодые бунтари, которые сразу знают, как лучше. Это возрастное и обычно проходит. Если не проходит — становятся самобытными сумасшедшими с авторскими методиками.

Хиллман, к счастью, теоретик. В книге он чисто теоретически расшатывает столпы профессии, при этом несколько раз упоминая, мол, «но классическую терапию я все еще люблю и практикую».

Может, он и не расшатывает столпы вовсе, а просто напоминает. «Посмотрите, у вас здесь столп». Вы его давно перестали замечать, а он все еще тут. Да у нас у всех тут бревно в глазу, товарищи!

Книга написана 25 лет назад, с тех пор стало только хуже.

«Прошло 125 лет терапии, а мир становится только хуже». Ха! Ха!

Книга сумбурная, написанная большими мазками (как, например, Витакер), очень люблю такое. Впрочем, строгость какого-нибудь Фромма тоже люблю. Всех люблю на свете я.

Основной мотив книги можно грубо выразить, как «терапия вытащила человека из мира и — довольная такая — лечит его внутренний мир, а кто, простите, будет заниматься внешним?».

Начиная с простых примеров, типа «ну вот ты стоишь в пробке по пути к терапевту, после чего вы обсуждаете с ним твои чувства по этому поводу, а что, черт возьми, делать с пробкой?».

Или, например, мысль о том, что мир, в котором живет человек — порождение его психики. Не-не, не вот эта нью-эйджевая муть про «мысли материальны».

Лучше сказать: город — это психика.

Потребовалось несколько десятилетий, чтобы терапия поняла, что тело — это психика, то, что оно делает, как двигается, что чувствует — это психика.

В последнее время терапия узнает, что психика существует только в системах отношений, что она не свободный радикал, не само-детерминированная монада.

Следующим шагом будет понять, что город, в котором тело живет и двигается, и в котором ткется система отношений — тоже психика.

Греки знали это. Полис был второй половинкой мифа. Миф проживался в полисе. Боги принимали участие и ощущались в «гражданской» жизни.

Мы часто ощущаем это на природе, почему мы так бесчувственны, чтобы распознать это в городе? Черные и латиносы могут.

То, что происходит в городе — это не просто политика или экономика или архитектура. Это даже не «окружающая среда».

Это психология. Все, что «там» — это тоже ты.

(Перевод мой).

В городе херово не потому, что город херовый, а потому что все, что делают люди — проявление их психики.

Или вот такой пример: терапевт всегда на стороне клиента и всегда озабочен его благом.

Если клиент придет с проблемами в отношениях, терапевт попытается выяснить, «что же хорошо для тебя?». Что ты получаешь в этих отношениях, можно ли их улучшить. Для тебя.

Все остальные стороны не рассматриваются чтобы не было «конфликта интересов». Поэтому же терапевты не могут брать в терапию близких людей.

Тут все понятно, это краеугольный камень (один из), он обеспечивает спокойствие, безопасность и доверие клиента. Столп!

Проблема только одна: разговор «что в этом для меня» — это не любовь.

Это не разговор об отношениях.

That means therapy is not even talking about love any longer! If you can have a conversation with somebody about whether this, my love, is good for ME, beneficial, making me more conscious, making me more happy, making me more satisfied, making me more creative, all these words, without considering whether it’s going to be good for her, that’s not love. So that’s not a real conversation about a relationship.

В конце книги (спойлеры!) Хиллман и вовсе приходит к тому, что западной цивилизации настает конец, а она в своем нарциcсическом угаре не замечает.

Тут я еще раз посмотрел на год написания.

Да, 25 лет назад.

«Dear future generations: Please accept our apologies. We were rolling drunk on petroleum.»
― Kurt Vonnegut Jr.
0
Смотри также Еще в категории

Полночные размышления — 2

Терапевт работает собой. Также терапевт работает человеком («профессиональный человек»). Также терапевт работает личностью. Это все мои формулировки. У Витакера этот конфликт (да, тут он есть!) описан более выпукло: терапевту надо разделять личность и роль, и это — очень важная дихотомия.

Секс на заре цивилизации

Читаю книгу, которая называется «Секс на заре цивилизации». Если в двух словах, книга рассказывает Страшную Правду про моногамию. Нет, это не та Страшная Правда, которую вы, вероятно, знаете.

Неопределенность стремлений составляет суть стремлений

Джеймс Хиллман, по сути, пишет, что психотерапия — это «Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что». Тут просится много шуток про сказку. Например, что психотерапия — это сказочный способ поменять жизнь. Или, что психотерапия — это все сказки. Каждый психотерапевтический анализ содержит вопрос, инициатором постановки которого является пациент, либо такой вопрос, который наводит меня на размышления о пациенте.

Исцеляющий вымысел

Джеймс Хиллман — довольно странный юнгианец, но это нормально, «странный юнгианец» — это тавтология. «Они там все такие». Он придумал направление «Архетипическая психология». Что-то подобное подойдет Кате. В книге «Исцеляющий вымысел» он пишет довольно простые, как мне кажется, вещи.

Jordan B Peterson

This is like the parenting lesson most of are generation never got because are moms and dads were to busy working and been mad at each other. (из комментариев на Ютубе). В общем-то, этот комментарий раскрывает все, но я сделаю это подробней.

Невозможная профессия

Прочитал книгу «Psychoanalysis: The Impossible Profession», которую написала Janet Malcolm, журналистка (в New Yorker) и авторка. (На русском ее нет, перевод цитат далее мой).

Clusterfuck

Здравствуй, дорогой друг. Все-таки, жанр «все в кучу, разбирайся сам» — мой любимый. Также его можно назвать «что нового за неделю». Или, например, «подождите, сейчас будет длинное вступление». Строго тематическое писать скучно — словно я вам копирайтер какой-то. Теза, антитеза и синтез.

The Stanley Parable

The Stanley Parable (компьютерная игра) — это Розенкранц и Гильденстерн мертвы (пьеса) нашего времени. Горячо рекомендую оба произведения. На этом можно и закончить, но можно и не заканчивать. Опять ужасы выбора! Подразумевается, что все тут взрослые самостоятельные люди, а Смирнов (то есть, я) плохого не посоветует.

Бей бихевиористов-когнитивистов!

Известный американский психотерапевт Аарон Бек предположил, что депрессия — результат неосознаваемого внутреннего диалога, в котором встречаются специфические утверждения, портящие больному настроение. И если эти утверждения заменить на более реалистичные, настроение исправится. Сейчас эта модальность получила название когнитивно-бихевиоральной психотерапии, и является наиболее доказательным и признанным страховыми компаниями методом борьбы с депрессией.

Ludens huiudens

У меня накопилось огромное количество черновиков, но дописывать их почему-то не хочется. «Потерял я своего читателя», вот и не пишу. Есть, конечно, версия, что это мой читатель потерял меня («и тут мы его потеряли»). Мне хочется побольше обратной связи, комментариев, отзывов и — конечно же! — лайков.

No More Mr. Nice Guy

Книга «Хватит быть славным парнем» (No More Mr Nice Guy) — это «Человек для себя» (Фромм) для бедных. А теперь — танцы