терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Лингвистические наблюдения.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
религия
Опиум для народа
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
я
заяижопа
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
backward2 forward3
 

О Великом и Могучем

17 лет назад в категориях язык дорогой дневник

ОК. Немного погружу. То что мы называем «словом» с точки зрения лексики — это лексема. Когда вы смотрите в словарь и ищите незнакомое слово — вы читаете в словаре именно лексическое значение. Открываем словарь и ищем, что за очередное умное слово употребил Спекатор... ага, вот оно: «ЛЕКСЕМА, ы, ж. В языкознании: отдельное слово во всей системе его значений и форм.» Ну или вот: «ЗНАЧЕНИЕ ЛЕКСИЧЕСКОЕ, часть смыслового содержания, присущего слову как лексеме (в отличие от грамматического значения, присущего ему как члену грамматического класса слов).» Теперь проясняется? Лексема в конкретной реализации — это лекс. Например, «богатый стол» и «деревянный стол». В первом случае один лекс, во втором — другой. Впрочем, разговор не об этом.

Разговор совсем у другом. Есть такая вещь, как «чувствовать язык» — способность, которой владели все великие писатели, и которой владеем и мы, но на бессознательном уровне, поэтому вполне сознательно совершаем кучу ошибок, которых и ошибками-то назвать трудно: сказали слово, и чувствуем: вроде правильно сказали-то, а все равно что-то не то...

Объясняется все просто: Представьте себе детскую игрушку — пирамидку, в которой на штырек надевают сначала большое кольцо, сверху — поменьше, сверху — еще поменьше. Представили? Слово, вернее, лексема — мы рассматриваем сейчас слово именно с этой точки зрения — такая же пирамидка. Лексема состоит из синлексем, как игрушка — из колец. Синлексемы формируют лексическое значение слова. Синлексема — это «кусочек» значения, а вместе несколько синлексем формируют слово.

Пример: Слово «Бежать». Словарь дает такое значение: «Двигаться быстро, резко отталкивающимися от земли движениями ног.» Немного подумав, мы разбиваем это значение на две синлексемы: «двигаться быстро» и «с помощью ног». Логично? Берем второе слово, по значению очень близкое к первому: «Нестись». Смотрим значение: «Двигаться вперёд с большой скоростью». Выделяем синлексему: «двигаться быстро». Вроде бы, два слова похожи, однако, можно сказать «Он несся на своей лошади во весь опор», и нельзя «Он бежал на своей лошади во весь опор». Чувствуете нюанс?

Пример грубый, не спорю: только очень неграмотный человек может так сказать. Но проблема в том, что как и в игрушке с кольцами, в лексе (в слове, если вам угодно) есть и совсем маленькие детальки, совсем тонкие нюансики. И вот чем лучше человек видит эти детальки, тем лучше он «чувствует язык». Причем часто происходит это чисто интуитивно, в конце концов, не все же знают, то такое синлексема, верно?

В качестве домашнего задания: фраза из одного дешевого романа: «безразлично ворковали». В общем, там сидели две подруги и «безразлично ворковали». Кто понял, в чем здесь ошибка — может не читать следующий абзац. Кто не понял — читайте.

ОК. Что автор хотел сказать? Автор хотел передать следующие нюансы: две подруги тихо и не очень шумно, хотя и безразлично, говорили, возможно, и ни о чем. Однако лезем в словарь и смотрим значение слова: «Ворковать. О влюблённых: нежно разговаривать (разг. шутл.).» А теперь не слушая словарь, пытаемся разбить значение слова на синлексемы сами. Просто прислушиваемся к своим ассоциациям.

Итак, ворковать.

1. Говорить. (самое большое кольцо в нашей игрушке, на которое будут ложиться остальные)
2. Говорить тихо, негромко. (согласитесь, ворковать — это почти шептаться)
3. Говорить интимно, вероятно, вдвоем. (ворковать втроем — пахнет шведской семьей).
4. Говорить нежно.

В общем, две подруги говорили негромко, вдвоем. Но они не могли «безразлично ворковать». Во-первых, они не влюбленные. Во-вторых, одновременно «нежно» и «безразлично»... Понятно?

Для тех, кто все понял: следующая фраза из журнала «Cool Girl»: «После смерти сестры он начал юзать героин». Найдите тут ошибку. Даже дело не в том, что употребление жаргонизма «юзать» не совсем оправдано — журнал же типа «кул» и все такое, и его создатели стараются не отставать от «моды». Ошибка не в этом, хотя и в этом тоже.

Но по порядку. Слово «использовать» в русском языке является однокоренным со словом «польза». Ис-пользовать, то есть извлекать для себя из чего-то пользу. Поэтому говорят «он употреблял наркотики», но не говорят «он использовал накротики». Логично?

«Юзать». Да, это «красивое, новое слово». Пошло от английского «use», что значит «использовать». Этот же «use», но в значении существительного имеет значение «польза» (what’s the use of it? — какая в этом польза?). Рядом стоит слово «useful» — «полезный». Слово в широкие массы пошло от компьютерщиков, причем синлексема «пользы» за «юзать» закрепилась на чисто бессознательном уровне. Например, «я юзаю эту программу», я «юзаю четвертый пень». Говоится «я юзаю» обычно именно в значении «я это использую, и мне это нравится, и я получают от этого пользу»: — Ты для обработки хтмл-я че юзаешь? — Я блокнот. — Ну ты извращенец, все нормальные люди homesite юзают!

Да, разумеется, англо-говорящие люди не говорят «I use drugs». Впрочем, они вполне могут так сказать, но подразумевая под словом «drugs» не наркотики, а лекарства. Потому что от лекарств — польза. Итого: героин не ис-пользуют, его употребляют.

Да, ну и меня всегда коробила реклама памперсов. По-моему, в рекламных текстах надо всеми силами избегать двусмысленности: «Когда я стала пользоваться памперсами, кожа на заднице моего малыша стала мягкой и шелковистой». «Пользоваться памперсами». Возвратная частица «ся» как-то позволяет предположить, что эта розовощекая тетенька сама носит памперсы. А ведь все просто: «я пользуюсь зубной пастой» и «я использую Комет“, чтобы убить всех микробов». Что стоило сказать «Когда я стала использовать памперсы для моего малыша, его кожа...»?

Я научу вас, мать вашу, Великий Могучий любить! :)

0

«Забавные игры»

«Funny Games» — давящий на психику, не рекомендуемый мною к просмотру фильм. Продолжая аналогию с маятником: хороший триллер можно сравнить с нырянием в глубоком водоеме, когда непременно нужно достать до дна: сначала вы набираете в легкие побольше воздуха, делаете первый нырок, но до дна не достаете, выныриваете набрать больше воздуха, делаете второй, уже глубже.

Принцип Маятника

Cамым характерным для позднекапиталистического фетишистского потребления становится то, что приобретается нечто все более и более иллюзорное. Удовольствие от современного порнофильма не может сравниться с тем, что испытывает потребитель, сходящийся с проституткой, когда он хотя бы кратковременно владеет своим «товаром», и даже с удовольствием от раннего «холостяцкого» кино, в котором «товар» непосредственно адресуется зрителю как потребителю.

Реинкарнация

В бесконечных рефлексиях и мечтах о моем будущем я хотел бы быть богатым сукиным сыном, владельцем супер-корпорации вроде «Майкрософта». Я хотел бы провести всю свою жизнь в грехе и разврате, устраивая пышные и помпезные оргии по субботам. Я хотел бы жениться на толстой негритянке и иметь от нее двенадцать детей.

Последний сон разума

— Ты хочешь знать, как быть, если что-то сделал не так? Отвечаю, детка: никогда не проси прощения. Ничего не говори. Посылай цветы. Без писем. Только цветы. Они покрывают все. Даже могилы. Эрих Мария Ремарк «Три товарища». Эта неделя выдалась неделей чтения. За последние пять дней я прочитал роман «Последний сон разума» Дмитрия Липскерова, сборник рассказов Пелевина и четыре романа Эриха Марии Ремарка.

Антиутопии

— Алло! У меня в огороде гигантская серая мышь рвет хвостом овощи.
— И что она с ними делает?
— Вы не поверите...
(Из книги «Слоны для чайников») Люблю я иногда смотреть дешевые американские комедии — в них иногда появляется что-то новое. Дорогие — нет. В дорогих комедиях нет ничего нового — дорогие, хорошие и популярные актеры, дорогой сценарист, использующий, тем не менее, стандартные сюжетных ходы в сценарии...

Столбы

Уезжал с Катей почти на неделю в Красноярск. Город красивый, старый — 371 год. Не то, что Новосибирск. Центр города очень хороший — древние дома, небольшие улицы... Ближе к окраинам — стандартные квадратные монстры-многоэтажки. Грязно. Но если нарезать города на кусочки — «вот этот кусочек мне нравится, а этот — нет», то в Н-ске только и будет, что Красный Проспект, да и тот не весь...

Контрапункт

Итак, Олдос Хаксли. «Контрапункт». Писать о книгах — а в особенности о хороших книгах — занятие неблагодарное и трудное. Во-первых, потому что само понятие «хорошая книга» для всех людей разное. Для кого-то Достоевский — клевый дядька, для кого-то — тягомотина полная. Для меня — дядька.