терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Лингвистические наблюдения.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
религия
Опиум для народа
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
я
заяижопа
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
backward2 forward3
 

Экзистенциальнейший психотерапевт

3 года назад в категориях терапия книги

Несколько утрированно, гротескно и очень грубо, но выглядит это примерно так. Это не правило, но общий настрой. Термины условные, за неимением лучшего.

1. В «психологи» идут бывшие клинические психологи и прочие психиатры. Это такие специальные люди, которые раньше лечили шизиков, считают человека механизмом и могут прописать вам антидепрессанты, чтобы вас подбодрить!

2. В психологические консультанты идут люди, которым нравится работать с людьми, давать советы, работать жилеткой и прочие девочки, которые имеют сложный внутренний мир и хотят понять себя. Психологические консультанты могут помочь с проблемами, типа «если изменяет муж, то брось его», «как похудеть», «как поднять самооценку», «как раскрыть в себе внутреннюю богиню».

3. В психотерапевты идут люди гуманитарных профессий (философы, пасторы, лингвисты), после того, как хорошо освоили первую профессию. Эти люди пытаются решить глобальные экзистенциальные человеческие проблемы и понимают, что для этого им надо/придется работать с людьми. Они могут помочь с «проблемами», типа «жизнь потеряла смысл». Или даже «жизнь потеряла жизнь», если быть до конца точным.

(Фактически, психологические консультанты просто помогают с адаптацией, в то время, как психотерапевты «смерти подобны» — но это сложное объяснение для тех, кто со смертью не знаком, пропустите его).

Когда вы (в этой стране) идете к «психологу за помощью», вы попадаете к 1 или 2 группе. Ну... «так вам и надо!».

Я, очевидно, «хочу» попасть в третью группу, но это такая full-life job. Занятие на всю жизнь. Что по-своему прекрасно.

К тому же мы эту шутку с комплексом самозванца и перфекционизмом уже проходили, то есть, день, когда я проснусь и скажу «все, теперь я на самом деле Настоящий Экзистенциальный Психотерапевт» не наступит и через десять лет.

Поэтому с 31 октября 2014 года разрешаю самому себе наименовать самого себя просто «экзистенциальный психотерапевт», без «настоящий».

Экзистенциальный подход (психотерапии) акцентирует базисный конфликт другого рода – не между подавленными инстинктивными устремлениями и не с интернализованными значимыми взрослыми.

Это конфликт, обусловленный конфронтацией индивидуума с данностями существования. Под «данностями существования» я подразумеваю определенные конечные факторы, являющиеся неотъемлемой, неизбежной составляющей бытия человека в мире.
Как открывает человек для себя содержание этих данностей? В определенном смысле, это нетрудно. Метод глубокая личностная рефлексия. Условия просты: одиночество, молчание, время и свобода от повседневных отвлечений, которыми каждый из нас заполняет мир своего опыта. Когда мы «заключаем в скобки» повседневный мир, то есть отстраняемся от него; когда глубоко размышляем о своей ситуации в мире, о своем бытии, границах и возможностях; когда касаемся почвы, принадлежащим всем остальным почвам, – мы неизбежно встречаемся с данностями существования, с «глубинными структурами», которые я ниже всюду буду именовать «конечные данности». Катализатором процесса рефлексии часто служит экстремальный опыт. Он связан с так называемыми «пограничными» ситуациями – такими, например, как угроза личной смерти, принятие важного необратимого решения или крах базовой смыслообразующей системы.

В этой книге обсуждаются четыре конечные данности: смерть, свобода, изоляция и бессмысленность. Экзистенциальный динамический конфликт порождается конфронтацией индивидуума с любым из этих жизненных фактов.

Смерть. Наиболее очевидная, наиболее легко осознаваемая конечная данность – смерть. Сейчас мы существуем, но наступит день, когда мы перестанем существовать. Смерть придет, и от нее никуда не деться. Это ужасающая правда, которая наполняет нас «смертельным» страхом. Говоря словами Спинозы, «все сущее стремится продолжать свое существование»; противостояние между сознанием неизбежности смерти и желанием продолжать жить – это центральный экзистенциальный конфликт.

Свобода. Другая конечная данность, значительно менее очевидная, это свобода.

Обычно свобода представляется однозначно позитивным явлением. Не жаждет ли человек свободы и не стремится ли к ней на протяжении всей письменной истории человечества? Однако свобода как первичный принцип порождает ужас. В экзистенциальном смысле «свобода» – это отсутствие внешней структуры. Повседневная жизнь питает утешительную иллюзию, что мы приходим в хорошо организованную вселенную, устроенную по определенному плану (и такую же покидаем). На самом же деле индивид несет полную ответственность за свой мир – иначе говоря, сам является его творцом. С этой точки зрения «свобода» подразумевает ужасающую вещь: мы не опираемся ни на какую почву, под нами – ничто, пустота, бездна. Открытие этой пустоты вступает в конфликт с нашей потребностью в почве и структуре. Это также ключевая экзистенциальная динамика.

Экзистенциальная изоляция. Третья конечная данность – изоляция. Это не изолированность от людей с порождаемым ею одиночеством и не внутренняя изоляция (от частей собственной личности). Это фундаментальная изоляция – и от других созданий, и от мира, – скрывающаяся за всяким чувством изоляции. Сколь бы ни были мы близки к кому то, между нами всегда остается последняя непреодолимая пропасть; каждый из нас в одиночестве приходит в мир и в одиночестве должен его покидать. Порождаемый экзистенциальный конфликт является конфликтом между сознаваемой абсолютной изоляцией и потребностью в контакте, в защите, в принадлежности к большему целому.

Бессмысленность. Четвертая конечная данность существования – бессмысленность. Мы должны умереть; мы сами структурируем свою вселенную; каждый из нас фундаментально одинок в равнодушном мире; какой же тогда смысл в нашем существовании? Почему мы живем? Как нам жить? Если ничто изначально не предначертано значит, каждый из нас должен сам творить свой жизненный замысел. Но может ли это собственное творение быть достаточно прочным, чтобы выдержать нашу жизнь? Этот экзистенциальный динамический конфликт порожден дилеммой, стоящей перед ищущей смысла тварью, брошенной в бессмысленный мир.

Ирвин Ялом, «Экзистенциальная психотерапия»

0
На заметку ссылаются Еще в категориях

Раппорт, апорт и ату

Катя вернулась с группы, которую вел Матерый Психотерапевт. Говорит, что психологические термины употребляли все участники группы. Кроме Матерого Психотерапевта. Что, несомненно, делает его матерым. Он же ввел термин «психоложество». Это как раз про этих. Ну, вы понимаете. Там просто в группе была половина девочек-психологов с характерными проблемами, скажем так.

Minecraft-терапия

Про игротерапию я уже писал. Она позвляет выйти на мета-уровень, решить проблемы на нем, а потом вернуться обратно. Проблем с игротерапией две: 1. Люди не умеют играть осознанно (то есть, они не выносят ничего обратно).
2. Игра — это импровизация, чего боятся все — и терапевт и клиенты.

Psycho 2

Написал вчера метафору «психотерапия — то, как человеку стать сытым». Ждал спора. Не дождался. Видимо, возражений нет! Я имел ввиду, конечно, «кулинария — это искусство». Все-таки я же гурман! А не «как стать сытым, нажравшись пельменями». Сегодня случайно открываю «Экзистенциальную психотерапию» Ялома Ирвина, которая начинается с рассказа о том, как он записывал-записывал рецепты за одаренным кулинаром, а блюдо таким же вкусным не получалось.

Psycho

В разговоре с коллегой вывели простое разделение, на примере телесной метафоры: психология изучает процессы пищеварения,
психиатрия — болезни желудка,
психотерапия — то, как человеку стать сытым. Заодно вывели, что психология — это шарлатанство, «по определению». Ну то есть «психо + логия», наука или «знания о душе».

Ролло Мэй

Ролло Мэй еще один наш чувак, «известный американский психолог и психотерапевт, теоретик экзистенциальной психологии». Сначала учился на лингвиста, потом работал пастором, потом стал психологом, потом открыл частную практику, а потом стал психотерапевтом. Имел трех жен, но последовательно.

Психотерапия не помогает

Весь день перевариваю свежую (это сарказм) мысль о том, что психотерапия помогает не всем. «Как же так, мне же она помогла». Терапия начинается, когда «вот так жить дальше» становится болезненней, чем меняться. А меняться очень больно, поэтому нормальные люди предпочитают это лишний раз не делать.

The future is now

Вот так читаешь Карла Роджерса, «Консультирование и психотерапия» и понимаешь, насколько же актуальная критика старых и новых подходов к консультированию. А так же всяких «правил хорошей жизни», типа Вед. Современный подход отличается от предшествующих тем, что преследует совершенно другую цель.