терапия
Сейчас этот блог в основном про психотерапию.
как правильно
Слушайте меня, я вас научу правильно жить.
психология
Буржуазная лже-наука, пытающаяся выявить закономерности в людях.
практика
Случаи и выводы из психотерапевтической практики.
кино
Фильмы и сериалы.
книги
Это как кино, но только на бумаге.
nutshells
«В двух словах», обо всем.
дорогой дневник
Записи из жизни (скорее всего, не интересные).
беллетристика
Мои литературные произведения и идеи.
духовный рост
Когда физический рост кончается, начинается этот.
дивинация
Как предсказывать будущее.
половой вопрос
Про секс и сексуальность.
магия
«Магическое — другое название психического».
Карл Юнг
игровой дизайн
Раньше я делал игры.
игры
Компьютерные игры.
язык
Лингвистические наблюдения.
людишки
Уменьшительно-ласкательно и с любовью.
культ личности
Про великих людей (то есть, в основном про меня).
религия
Опиум для народа
hwyd
Уникальная Система Прививания Привычек.
я
заяижопа
идеи
блоги
spectator.ru
дети
wow
вебдев
музыка
контент
программирование
php
дейтинг
диалоги
яндекс
кулинария
coub
fitness
символы
йога
шаманизм
tiny
backward2 forward3
 

Кризис среднего школьного возраста

6 лет назад в категориях беллетристика культ личности

Посвящается Кате.

Позавчера, ковыляя по слякотным улицам Москвы, я глянул в лужу на свое отражение, и мозг услужливо подсунул релевантное воспоминание.

Мне 13.

Я возвращаюсь с тренировки по бальным танцам, на которой я реализовывал мечту матери танцевать. На улице Новосибирска мокро и темно. Дорога привычная, три раза в неделю туда-обратно, достаточно короткая, чтобы не быть неприятной или слишком монотонной, но оставляющая минут двадцать на мальчишечьи мечты и раздумья.

Хозяйственный магазин отмеряет две трети пути, трамвайные пути выныривают слева — еще треть, а там поворот и бетонная дорожка до Дворца Культуры.

Жюль Верн, конечно же, уже был, русская фантастика, например, запавшие в душу из-за «мушкетерского» описания мужской дружбы никому неизвестные «Всадники ниоткуда» — тоже.

Я шел и обдумывал мой фантастический роман. Ну, на крайний случай, повесть. Как «Всадники». С продолжением. Как они же.

В романе мне 13, и я возвращаюсь с тренировки. На улице мокро и темно. В точности, как сейчас, но гроза не прошла час назад, а только надвигается. Или нет, пусть лучше идет.

Ко мне приближается рослый стройный человек в длинном плаще с поднятым воротником и низко надвинутой шляпе «как у Индианы Джонса». Фигура таинственная, но я смелый мальчик и ничего не боюсь. Район не самый лучший, квартира куплена у семьи алкоголиков, и мы переехали в нее после общежития.

Я предлагаю отцу называть квартиру «Гранитным дворцом» — так в романе «Таинственный остров» называется жилище, которое полюбившиеся нам поселенцы делают своим трудом, и которое превосходит палатку, где они ютились до этого, настолько, насколько квартира превосходит общежитие. Предложение не встретило широкого отклика.

Импозантный незнакомец в плаще — не худшее, что можно встретить в этом районе ночью, скорее наоборот — обычно вдоль домов прошмыгивают лишь редкие сгорбленные тени морлоков.

Он приближается, и я вижу, что он прихрамывает. Наверняка за этим есть такая-то загадочная история.

Он начинает говорить, и я отмечаю, что он едва заметно заикается — примерно так, как мой руководитель Станислав. Стасу двадцать пять, он строен, молод и харизматичен. Для меня он очень взрослый. Но его речь начинает немного запинаться, когда он возмущен. А возмущен он тогда, когда мы халтурим.

Этот небольшой дефект придает ему, такому уверенному и харизматичному, небольшую «изюминку», как у той почти не картавящей девочки, которая говорит скорее как француженка — с сопутствующим эротическим контекстом. «Да, Димочка», — сказала она язвя и передразнивая, когда мы стояли в кустах и обсуждали наши детские дела, весь смысл которых был в «перестань за мной бегать по всему двору». Да, Димочка, конечно! Чего Димочка захотел, не перестану!

Мать, проходя мимо, расслышала как-то вот эту «Димочку» и потом еще несколько дней была не в себе — для нее «Димочка» было естественной и неотъемлемой частью фразы «Димочка, дорогой, я, простая девка из простой семьи в неудачном районе, хочу от тебя детей, возьми меня здесь и сейчас».

Меня даже не пустили с ней купаться на котлован. Это же купальники — плюс вот этот «Димочка».

Незнакомец чуть заикается, потому что хочет сообщить что-то очень, очень важное, и просит не волноваться меня. Я мгновенно пропитываюсь к нему каким-то странным доверием. Сверкает молния, я отчетливо вижу вороные волосы с частыми прожилками седины (за этим явно стоит вторая загадочная история), я смутно узнаю лицо.

«Я — это ты из будущего», — говорит он.

Остальное действие романа происходит во временном промежутке между тем, когда я-из-будущего сказал что-то мне, 13-летнему и тем, когда я-из-будущего стал я, настоящим.

Спасение планеты, всякие тайны и приключения — это все придумается потом, главное — вот так на улице, в свете молний, в плаще — и ух.

Я заглянул в московскую лужу и пошел дальше. Еще метров через тридцать по мне мурашками пробежали детали воспоминания.

Не так давно я купил фетровую шляпу, к ней — длинное пальто, похожее на плащ, или плащ, похожий на пальто. У меня рано появились прожилки седины, как и у отца. Когда мне надо сказать что-то, что мне не безразлично, человеку, который мне не безразличен, я начинаю немного заикаться. Поэтому я могу начать запинаться в разговоре с женой, но на публичных выступлениях не надо представлять аудиторию голой.

Недавно обострился артроз — полученный, как я люблю думать, в качестве последствий этих тренировок, лелея в душе то, что по-другому их можно называть «десять лет легкой атлетики», чего я никогда не делаю; всегда отвечаю «бальные танцы», если спрашивают — и наблюдаю за реакцией.

Из-за артроза я прихрамываю.

У меня нет машины времени, но в кармане лежит айфон. Я бы легко мог вообразить его в 13 лет, в качестве еще одного трофея из будущего — у меня уже был настольный и довольно миниатюрный компьютер с 48 килобайтами оперативной памяти, развитие идеи было бы именно таким.

Я достиг этой точки. Я — это воображаемый взрослый я из будущего, с совпадением до деталей.

Крутую шляпу «как у Индианы Джонса» сейчас носит каждый второй хипстер, мода на нее вернулась не только для храбрых путешественников по времени и спасителей человечества.

Плащ к ней прилагается стилистически (UNI QLO, всего 5600 рублей), а за сединой и хромотой не стоят никакие истории.

0

This field intentionally left blank

Идеальный пост в этом блоге состоит из заголовка, ссылающегося на нерелевантное произведение мировой культуры, шутки, адресованной одному человеку (каждый раз разному) и понятной еще трем, а так же пары абзацев о том, какой я клевый. Все остальное — недоразумение..

Augmented reality

Посвящается очередной любовнице. — Самое лучшее время в сексе — это 20 минут до и 20 минут после. Этакий aftertaste. Знаете, как переводится «окрошка»? Помимо «okroshka», что ни о чем не говорит. «Cold kvass soup with chopped vegetables and meat». И ведь не поспоришь. Поэтому разговор ведется на привычной смеси двух языков, просто ради сокращений речевых усилий.

Реверс Нитцше Джоке

Строится по принципу «Если долго глагол существительное, то существительное глагол тебя».

Например, «Если долго учить перл, перл начитает учить тебя».

Еще варианты в комментариях.

Awesome me

Я такой клевый, что если кто-то не лайкает мои посты в фейсбуке, я просто считаю, что он их случайно пропустил.

Пятый раз на башорге…

Раньше интернет был лучше

С 1998 все мои новые контакты (кроме сексуальных, с одним исключением) были «из-за блога». Даже коллеги по работе — и те туда же: на любую новую работу я попадал «через блог», будущий работодатель просто читал блог и думал «как здорово, надо его взять на работу, чтобы было кому в рабочее время в блог писать, а то мы тут совсем заработались».

Just many people doing things

«People think that computer science is the art of geniuses but the actual reality is the opposite, just many people doing things that build on each other, like a wall of mini stones.» — Donald Knuth «Most software today is very much like an Egyptian pyramid with millions of bricks piled on top of each other, with no structural integrity, but just done by brute force and thousands of slaves.» — Alan Kay.